April 1st, 2011

цветок

кино


Бал с опозданиемБал с опозданием

Многострадальный фильм 1994 года оказался не просто яркой и временами адекватной иллюстрацией к книге, но и памятником 1990-м годам

Работа над экранизацией главного русского романа ХХ века была завершена в 1994-м: тогда фильм Юрия Кары не вышел на экраны из-за разногласий режиссера с продюсерами. Сегодня срок давности вышел, причины ссор забыты. Далее


цветок

кино

ВЕДОМОСТИ

Девки пуляют

«Запрещенный прием» (Sucker Punch) Зака Снайдера, соединяющий эстетику комикса, компьютерного шутера, BDSM и аниме для взрослых, обречен на публичное поношение и тайное обожание

В идеале так, наверное, должно было выглядеть «Начало» (Inception) Кристофера Нолана, удручавшее стерильностью и чувством меры, не слишком уместными в архитектуре снов.
Читать целиком
Девки пуляют

цветок

СМИ

Игорь Мальцев: Твой мама - фашист

Игорь Мальцев: Твой мама - фашист

Я знаю двух настоящих визионеров в реальной жизни. И оба изменили мне жизнь. Да и огромному количеству людей - тоже. Одного зовут Стив Джобс, и он помог нормальным парням вроде меня, а не IT-geek'ам, не рыдать над идиотским Norton Commander в ужасе от того, что в нашем возрасте - 28 годков - такого уже не выучить.

Автор: Русский обозреватель

Дальше
цветок

книги

ВЕДОМОСТИ

Время убивает

Повесть DJ Stalingrad — грамотная стилизация. Автор реконструирует сознание парня с арматурой в руках и тоской в сердце

Литературный мальчик, хорошо владеющий русским языком, свободно ориентирующийся в Ветхом Завете и скандинавском эпосе, пишущий энергично, формулирующий четко, делает попытку заговорить голосом совсем другого паренька.
Читать целиком
Время убивает

цветок

"Известия"

Дмитрий Быков: "3 апреля этого года исполнится 20 лет со дня смерти Грэма Грина - одного из крупнейших религиозных прозаиков ХХ века. Он в одном ряду с католиками Честертоном и Толкиеном, протестантом Льюисом, агностиком Моэмом (не пожимайте плечами - агностик и даже атеист может писать подлинно христианскую прозу)..."

http://www.izvestia.ru/bykov/article3153514/
цветок

кино

открыть материал ...
Нехорошая картина
// Роман Азадовский о фильме «Мастер и Маргарита»
Две лохматые цитаты — про то, что просить никогда и ничего не надо, и про осетрину — вприпрыжку бегут впереди булгаковского романа. Эти прибаутки наготове у всякого, кто книжку не читал, только звон слышал, и поминать их — дурной тон, но тут случай таков, что от рыбной шутки удержаться трудно. Хотя она и неточна: извлеченная из-под продюсерского дивана экранизация "Мастера и Маргариты" 1994 года изготовления не была деликатесом и в те годы, когда ее под диван задвинули,— собственно, по этой причине она там и оказалась.
открыть материал…


открыть материал ...
Несчастье помогло
// "Счастье мое" в прокате
Случилось нечто довольно удивительное: на экраны, пусть незначительным тиражом, вышел фильм "Счастье мое" — объект священной ненависти не только квасных патриотов, но и многих, кто считает себя просвещенными консерваторами или даже либералами. Умение режиссера Сергея Лозницы объединить народ в едином порыве оценил АНДРЕЙ ПЛАХОВ.
открыть материал…


открыть материал ...
Хорошее растроение
// Подлинная и две воображаемые реальности в "Запрещенном приеме" Зака Снайдера
Сегодня в прокат выходит "Запрещенный прием" (Sucker Punch), мрачная детская сказка, которую режиссер Зак Снайдер, прежде искавший вдохновения в чужих фильмах и комиксах, придумал сам. В оболочке фэнтези про обитательниц психиатрической лечебницы Зак Снайдер предлагает своего рода отеческое напутствие юным и неопытным созданиям, только вступающим во взрослую жизнь, которое не без слез умиления выслушала ЛИДИЯ МАСЛОВА.
открыть материал…
цветок

книги

цветок

музеи

цветок

***

цветок

книги

цветок

интервью

пятница, 1 апреля 2011 года, 11.45

Юрий Милославский: «Стремлюсь к отчётливости…»Дмитрий Бавильский  Юрий Милославский: «Стремлюсь к отчётливости…»

Известный писатель-эмигрант возвращается книгой рассказов. И вспоминает Бориса Чичибабина

Почему вас не было слышно? Кто ваш адресат? Кто такой «простой читатель» и каким секретом его нужно увлечь? Почему так важна «придуманность»? Подробнее


цветок

газета "Культура"

Дмитрий Стахов - о рассказах в февральском номере "Нового мира":

"…Но не Шаргунов и Соколовская – хедлайнеры этого номера “Нового мира”. Их надо было пустить первыми, чтобы сцена и публика были достаточно разогретыми и могли встретить-принять украинских писателей.

Среди них, кстати, есть и “пишущий о себе” Тарас Прохасько с рассказом-этюдом-эссе “Вотак”. Разница между Прохасько и Шаргуновым в главном: в способности к рефлексии. Там, где Шаргунов гладко пишет о необязательном, Прохасько (отметим, что искусство перевода неуклонно перестает быть искусством…) не слишком изящно отмечает принципиально важное: “…географическая экспансия рода – это воспроизведение в пространстве генной структуры”. Да и мысль о том, что “мужчиной становишься, поняв пропасть несходства”, свидетельствует о серьезном разрыве между этими двумя авторами, как бы ни были они близки, если сравнить Шаргунова и Прохасько по значениям “дельты”.

Украинские писатели демонстрируют то, что можно было бы условно назвать “международным вектором” развития. Который подразумевает отрыв от “великой русской литературы” (ВЛР), по некоторому недоразумению якобы должной служить основанием и отправной точкой для всех, кто по географическим, языковым, имперским основаниям был или должен быть включенным в сферу ее влияния.

Особенно этот “вектор” зрим, когда читатель знакомится с рассказами Юрия Издрыка “Боро Плюс” и “Коридор”. Любовь “фольксвагена” модели “боро” к хозяйке, механическая страсть, завершающаяся “автоэякуляцией” тормозной жидкостью, описана так, что нет никакого сомнения – ВЛР выносится за рамки, ее наследие и опыт не отрицаются, просто не учитываются как несуществующие, незначимые в том пространстве, которое талантливо выстраивает автор. Конечно, можно попытаться выстроить параллели между рассказом Юрия Винничука “Хи-хи-и!” и (что и было сделано некоторыми рецензентами, в основном на сетевых форумах) с темами Владимира Сорокина. Однако, скорее, Винничук близок не к Сорокину, а к Юрию Мамлееву в смысловом плане, а по стилю – к Владимиру Галкину. Но любые аналогии тут условны. Трэш Винничука самостоятелен, оригинален. Ироничен.

Самое же главное – и Винничук, и другие украинские писатели-рассказчики в полной мере видят и используют условность, возможность игры в литературе. Не жизнь как она есть, не жизнь в формах самой жизни, не якобы правда, противная эстетике, а правдоподобие, основа, база искусства.

И попытка создания некоей новой реальности. Всего лишь внешне похожей на реальность ощутимую, но отличающуюся от нее пусть маленькой, но принципиально важной деталью. Так поступает Евгения Кононенко в своем рассказе “Два билета в оперу”, в котором ищущие уединения девушка и юноша не ждут, пока уйдут хозяева квартиры, для которых они купили билеты в оперу, а начинают совокупляться прямо на полу гостиной. В финале рассказа, когда юноша запоздало знакомится с хозяином, авторская ирония уже перехлестывает через край. Но именно за счет такого перехлеста рассказ, первоначально воспринимаемый как “штудия” из литобъединения, приобретает свое самостоятельное звучание.

Впрочем, как когда-то высказался один критик “патриотической” ориентации, “ирония – не русская черта”. Критик, понятное дело, имел в виду не ту иронию, что свойственна опубликованным в “Новом мире” украинским писателям. Его стрелы были направлены против той иронии, что разрывала локальность литературы, построенной исключительно на наследии ВЛР. Которая, будучи отданной на откуп подобным критикам, рискует превратиться в провинциальное, не способное к конкуренции явление.

Украинские писатели к конкуренции готовы..."

http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=948&crubric_id=1004220&rubric_id=1000188&pub_id=1143102