May 20th, 2011

цветок

выставки

открыть материал ...
После парижских гастролей
// Сергей Ходнев о выставке «Святая Русь» в Третьяковской галерее
В прошлом году в Лувре парад нескольких сотен отборных памятников древнерусского искусства воспринимался как небывальщина. Большая часть этих экспонатов из России не выезжала вообще, да и вообще непривычно видеть собранным в одном пространстве этот в действительности рассеянный по многочисленным собраниям корпус, в котором то и дело узнаются совсем знаменитые вещи, то, что каждый помнит еще по картинкам в школьных учебниках.
открыть материал…


открыть материал ...
Чудеса, сохранившиеся чудом
// Сергей Ходнев о «Сокровищнице Медичи» в Кремле
У среднестатистического посетителя флорентийского палаццо Питти редко находятся время и силы на что-либо помимо самой «дворцовой галереи»...
открыть материал…


ВЕДОМОСТИ

Меценаты Медичи

Из Флоренции, одного из лучших городов-музеев мира, привезли в Кремль немного сокровищ, принадлежащих семье Медичи. Прославленное семейство знало толк в геммах, кубках и жемчуге

Одностолпная палата кремлевского Патриаршего дворца — помещение нерадостное, низкосводчатое.
Читать целиком
Меценаты Медичи



открыть материал ...
Кровь из Вены
// Алексей Тарханов о выставке современных австрийских художников в Музее архитектуры
«Австрию!» с подзаголовком «Австрийское искусство сегодня» разложили и расставили в главной анфиладе музея...
открыть материал…


открыть материал ...
Сентиментальное происшествие
// Анна Толстова о «Комнатах» Ирины Наховой в ММСИ
В комнате стоит диван, покрытый потертым ковром. На диване у старенького телефона лежит медведь или скорее медведица: огромный зверь, сшитый из мешковины и набитый сеном. А над ним под потолком завис медведь-ангел...
открыть материал…
цветок

скоро

цветок

книги

цветок

выставки

цветок

интервью

Это не садизм, это любопытство
Публичная беседа с Кириллом Серебренниковым в цикле «От первого лица»




http://www.polit.ru/lectures/2011/05/19/silverk1.html

---
ВЕДОМОСТИ

Юность — это возмездие

Кирилл Серебренников показал премьеру «Отморозков» по текстам Захара Прилепина (роман «Санькя» и другие) с монологами в духе verbatim

«Отморозки» позиционируются как вторая часть дилогии об обреченности России (первой стала инсценировка сурковского «Околоноля»), но по сути, по настроению и драйву заставляет вспомнить его первый московский спектакль «Пластилин».
Читать целиком
Юность – это возмездие

цветок

книги

пятница, 20 мая 2011 года, 07.26

Энкоды: игра вместо борьбыАндрей Климов  Энкоды: игра вместо борьбы

Тайные знаки вербальных коммуникаций

Книжка журналиста Алексея Ходорыча и психолога Вадима Петровского «Энкоды: как договориться с кем угодно и о чём угодно», вышедшая недавно в издательстве «Эксмо», сразу же стала в популярной, но большинство читателей восприняли её не как серьёзное филологическое исследование, а в качестве очередного «прикола» Ходорыча, известного в Сети своим ироничным отношением к действительности. Подробнее


цветок

книги


Booknik
Александр Иличевский. Математик

Все тела имели признаки насильственной смерти, чаще всего это было пулевое отверстие. Время наступления смерти определить было невозможно. В океане тела находились два-три дня. И все бы ничего, все это можно было бы вписать в одну из множества версий, разработанных современной криминалистикой. Однако ни одно из тел так и не было опознано. И к тому же все мертвецы были одеты в одежду, сшитую в 1930-х годах.




OPENSPACE.RU
Живая книга
Живая книга: Александр ИличевскийЖивая книга: Александр Иличевский

Автор читает отрывок из своего нового романа «Математик»

Дальше ›

цветок

интервью


После реваншаПосле реванша

Игорь Ясулович, исполнитель главной роли в спектакле по пьесе Шекспира, — о том, в чем правда Просперо и должно ли искусство учить жизни

Международный фестиваль им. Чехова открывается «Бурей» Шекспира. В создании этого спектакля, кроме самого фестиваля, приняли участие театры Les Gemeaux (Франция) и Cheek by Jowl (Великобритания). Далее


цветок

скоро

цветок

писатели

Виктор Соснора (интервью 2003 года): "С этого вечера 17 лет до самой своей смерти Брик занималась всеми моими литературными делами".

"Кстати, мой дед-раввин в 1918-м прятал у себя Марка Шагала, а потом и Казимира Малевича".

"Я маленьким был очень похож на еврейского ребенка, и меня несколько раз приводили с улицы в гестапо, чтобы потом отправить в концлагерь. Выручала моя бабушка-эстонка. Она прекрасно знала немецкий, как, впрочем, и десяток других европейских языков".

"Помню, что в нашей хате жил немецкий офицер, молодой парень, который был одним из внуков Кнута Гамсуна. Бабушка часто разговаривала с ним; видимо, что-то объясняла мне, и я запомнил: у нас живет внук знаменитого писателя Гамсуна".

"Поначалу отец воевал на Ленинградском фронте. Он командовал истребительным батальоном, а затем и полком. Это были камикадзе... Потом из поляков по паспорту стала создаваться польская армия. И в этой армии Рокоссовского отец командовал двумя дивизиями, будучи по должности генералом дважды. Для советской же армии он так и оставался полковником".

"Я был два года сыном Войска Польского. Носил форму. Выполнял солдатские обязанности. Отец поблажек мне не давал, при штабе не держал. Я был снайпером. Но приходилось и швырять в танки бутылки с горючей смесью Молотова. За службу в Войске Польском я получил, как и все, крест Грюнвальда, который считается почетной наградой. После освобождения Варшавы отец стал ее военным комендантом. Жили мы на шикарной вилле в предместье - Праге. Там тогда квартировало все начальство. Варшава-то стояла разрушенной... У отца была свора собак - сорок гончих. Он ездил с ними на охоту. Я тоже ездил вместе с отцом со своим личным спаниелем. (...) Тогда же, во времена виллы и псовых охот, я объездил пол-Европы. С отцом, конечно".

"Я призывался в артиллерийские и минометные войска. Служил вначале на зенитках на границе с Финляндией. Но потом рассмотрели, что я вынослив, хорошо тренирован, метко стреляю, быстро бегаю на лыжах, прыгаю с лыжного трамплина, - и отправили в десантники! Был я и дозиметристом. Находился в командировке на Новой Земле, когда там испытывалась водородная бомба. Об этих испытаниях теперь вспоминают открыто. Приводят десятки жутких, шокирующих подробностей. Я же остаюсь верен той подписке о неразглашении, которую когда-то давал. Хотя, конечно, вспомнить есть что. Бункер, в котором я находился, был самым близким к эпицентру взрыва..."

"В Париже вокруг Триоле гнездилась компания известных европейских художников и поэтов. Были здесь и американцы, с которыми мне тоже приходилось водить знакомство. Во Франции я бывал многократно, жил там месяцами. Читал в нескольких университетах лекции по древнерусской литературе, а еще помогал освоить отстающим студентам произношение русских слов. Последнее, кстати, приносило неплохие заработки".

"Меня не привлекает ни одна религиозная конфессия, как, впрочем, и атеизм. Я верю в своего Бога. Это - мой двойник".

http://www.idelo.ru/262/26.html

---

"В юности я несколько раз заходил на ЛИТО В. А. Сосноры — еще до его болезни.
Соснора был гонщик (не в автомобильном смысле, а в тележном). Одна из прогнанных им телег была о поэте-слепце Иване Козлове, чьи неопубликованные поэмы и стихотворения хранятся в архивах под самым страшным грифом секретности и никогда-никогда не будут опубликованы, потому что в противном случае все бы увидели, что Пушкин по сравнению с Иваном Козловым просто ничтожество, и всю историю литературы пришлось бы переписывать наново. А Советская власть это решительно запрещает. Я уж не помню, чем Соснора мотивировал такое поведение Советской власти — желанием ли сэкономить на учебниках или тоталитарной природой культа Пушкина (последнее, впрочем, вряд ли — это был год... 80-й, я думаю. Или 79-й).
К чему я это все рассказал? Думаю, эта история не требует особой морали".

http://oleg-jurjew.livejournal.com/177210.html