June 30th, 2011

цветок

кино

цветок

***

цветок

оружие

цветок

поэзия


Booknik
Солдат несозванной армии

Школьная история литературы состоит, в сущности, из родословий наподобие библейских: Державин родил Пушкина, Пушкин родил Некрасова, Некрасов родил Блока, Блок — то ли Маяковского, то ли Есенина, то ли и того и другого вместе, те вдвоем поднатужились и родили Твардовского (а позже, в очень уже преклонном возрасте, Евтушенко).

Олег Юрьев

цветок

"Політ.ua"

Кто ищет правду? "Европейский словарь философий"?

http://www.polit.ua/lectures/2011/06/29/sigov.html

"Мы публикуем расшифровку лекции директора издательства "Дух и Литера", руководителя Центра европейских гуманитарных исследований Киево-Могилянской академии, доктора философских наук Константина Сигова, прочитанной 14 апреля 2010 года в Киеве, в Доме ученых в рамках проекта «Публичные лекции “Політ.ua”»..."
цветок

интервью

четверг, 30 июня 2011 года, 11.30

Виктор Мазин: «Деятельность психоаналитика нацелена на разоблачение иллюзий»Виктор Мазин: «Деятельность психоаналитика нацелена на разоблачение иллюзий»

Как и буддистские практики

О парадоксах и особенностях психоанализа, его принципиальном отличии от психологии, сходстве с буддизмом и о том, зачем нужен психоанализ современному человеку.

Подробнее


цветок

премии

цветок

история

цветок

Москва

цветок

интервью

30.06.2011

7 вопросов Нику Кейву, музыканту о второй молодости

2 июля в Москве выступит Ник Кейв со своей относительно новой группой Grinderman, которую он собрал в 2007-м, не распуская при этом суперпопулярные The Bad Seeds, с которыми он прочно ассоциировался в течение 25 лет. Grinderman все песни сочиняют в ходе импровизации, играют агрессивный рок, снимают клипы в треш-стилистике, носят жуткие бороды (в случае Кейва — усы) и, похоже, вообще плевать хотели на критику. Свои темно-романтические баллады вроде Where The Wild Roses Grow, спетой с Кайли Миноуг, Ник Кейв предпочитает не вспоминать. У музыканта явно наступила вторая молодость

цветок

книги

цветок

"Новые облака"

Интервью Яана Каплинского



http://tvz.org.ee/index.php?page=459

"Это для меня очень болезненная тема. Громкого заявления я не сделал, просто написал в своем блоге (запись 10.12.2010), что больше не хочу (мог бы и написать, что просто не могу) писать на официальном эстонском языке. Написал около дюжины статей и очерков о современном эстонском языке, где пытался объяснить, почему, по моему убеждению, официальный эстонский страдает от слишком усердного обновления и слишком педантичного регламентирования. Переделка языка у нас стала одной из форм художественной самодеятельности. К сожалению, мои статьи никакого влияния на развитие эстонского языка не оказали. Наш язык становится все искусственнее, превращается в некое «эсторанто». Упорядочение языка часто ведет к большему беспорядку. Эта тенденция усугубляется в последнее время. Эстонский язык все меньше является языком общения между жителями Эстонии, и все больше языком, на который переводится масса текстов, будь то официальная евродокументация, или развлекательная литература. В результате язык теряет свою самобытность, выражаясь поэтически – свою душу. Скоро эстонский язык будет просто одним из вариантов того, что Бенджамин Ли Уорф назвал SAE – Standard Average European. Тут русский язык в гораздо лучшем положении, чем эстонский, он сумел противостоять чужим влияниям, сохраняя даже некоторые общие черты с финно-угорскими языками (возможно, что заимствованные из финно-угорских языков). К тому же мои предки говорили не на северо-эстонском языке, а на «выруском», в древности являвшемся диалектом не северо-эстонского, а сильно отличающегося от него особого южно-эстонского языка. Если и ныне на северо-эстонском говорят «ära karda» – не бойся, то на выруском говорят «peläku-iq». Если уж думать о защите маленького языка, то следовало бы писать на выруском. Что я и делаю по мере моих знаний и возможностей.

Неужели официальный эстонский вторгается и в литературные тексты писателей, заставляя издательства редактировать художественный язык произведений? В каких случаях Вам приходилось сталкиваться с ущемлением используемого вами эстонского, такого богатого и точного?

К сожалению, это так. Наши редакторы, как правило, вносят изменения в авторский текст. Они не довольствуются корректированием, исправлением явных ошибок, но иногда заменяют отдельные грамматические формы и слова, нередко игнорируя стиль автора. Это одна из причин того, что в эстонской литературе нет четко выделяющихся стилей, и писательский язык часто довольно похож на официальный, казенный язык. Наша языковая политика авторитарна не только в отношении здешних русских, но и эстонцев. Регулированием языка, наблюдением за его «чистотой, корректностью» занимается узкий круг чиновников, а народ покорно соблюдает их директивы..."