November 11th, 2011

цветок

книги


Сами себе хозяеваСами себе хозяева

Голоса петербургских поэтов, письма современного кочевника и другие книжные редкости

Частные издательства, появившиеся на свет в результате увлечений или научных интересов их основателей, обычно имеют узкую специализацию. Однако это не значит, что их трудно разглядеть на общем фоне. Далее




OPENSPACE.RU
рецензия
Дневник Жеребцовой ПолиныДневник Жеребцовой Полины

Дневник Полины рассказывает о том, как отсутствие достоинства рождает чудовищ, полагает ОСТАП КАРМОДИ

Дальше ›



фонтан

Москва


Внеклассовое чтениеВнеклассовое чтение

В Москве впервые прошла «Живая библиотека»: каково это — быть «книгой» и отвечать на любые вопросы о своей профессии и жизни

Друзья, просим всех, кто читал книги вчера, не занимать очередь, — раздается в переполненном библиотечном холле. — Сегодня много новых читателей, дайте им познакомиться хотя бы с одной книгой«. Далее


тень

кино

открыть материал ...
Шпана против пришельцев
// Игорь Гулин о "Чужих на районе" Джо Корниша
После московской премьеры на фестивале "Новое британское кино" в прокат выходит фантастический боевик "Чужие на районе", режиссерский дебют довольно известного английского комика Джо Корниша.
открыть материал…


открыть материал ...
Рука врача лечить устала
// Лидия Маслова о комедии "Без истерики!"
Английская комедия "Без истерики!" (Hysteria) рассказывает об изобретении вибратора, в случае с которым главным двигателем прогресса, как нередко бывает, послужила женская истеричность и мужская лень. На фоне этого революционного прорыва в науке разворачивается личная жизнь автора изобретения, молодого врача Мортимера Грэнвилля (Хью Дэнси), имеющего реальный исторический прототип, которому авторы досочинили немудрящую романтическую историю — поступив в ассистенты к знаменитому лондонскому доктору, он сначала выбирает в невесты не ту из двух его дочек, которая ему на самом деле нужна, но постепенно прозревает.
открыть материал…


открыть материал ...
Честно изуродованный шедевр
// Михаил Трофименков о "Соломенных псах" Рода Лури
Лури обошелся с американским фильмом так, как прежде в Голливуде обходились с европейскими: адаптировали для публики, которая не хочет смотреть непонятные штучки...
открыть материал…
цветок

сегодня

Оригинал взят у agavr в следите за рекламой
"сегодня в 23:50 по культуре - второй выпуск "Вслуха". Тема разговора - "Поэт и деньги". Участники - Вера Павлова (уже почти совсем не Москва), Мария Маркова (Вологда), Анна Логвинова и Аглая Соловьева (Киров)

кто поглядит - расскажите, чо как."
цветок

рассказы

цветок

интервью

цветок

читая ленту: интересная литературная жызнь

Оригинал взят у korovin в Пишет некто Айзенберг
Цитата: «…Услышал я это на Форуме молодых писателей в Липках, где был и в прошлом году. Тогда общий список ориентиров ограничивался именами Бродского, Гандлевского и Рыжего, а дальше шли либо местные авторитеты, либо что-то совсем несусветное, А. Кабанов какой-нибудь…»
 
Полностью прочитать и ответить автору можно здесь:
 
http://www.openspace.ru/literature/projects/130/details/31750/
 
Интересно, лет через 50, когда стихи Кабанова будут изучать в вузах и школах, кто-нибудь вспомнит, кто такой был г-н Айзенберг?
цветок

читая ленту: книги

Оригинал взят у lartis в Володихин Д. М., Прашкевич Г. М. Братья Стругацкие
В серии "Жизнь замечательных людей" "МГ" вышла книга Дмитрия Володихина и Геннадия Прашкевича "Братья Стругацкие":



Володихин Д. М., Прашкевич Г. М. Братья Стругацкие / Дмитрий Володихин, Геннадий Прашкевич. — М.: Молодая гвардия, 2012. — 350[2] с: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1331).

Аннотация на сайте издательства:

Братья Аркадий Натанович (1925—1991) и Борис Натанович (род. 1933) Стругацкие занимают совершенно особое место в истории отечественной литературы. Признанные классики научной и социальной фантастики, они уверенно перешагнули границы жанра, превратившись в кумиров и властителей дум для многих поколений советской интеллигенции. Созданные ими фантастические миры, в которых по-новому, с самой неожиданной стороны проявляется природа порой самого обычного человека, и сегодня завораживают читателя, казалось бы пресытившегося остросюжетной, авантюрной беллетристикой. О жизненном пути «звездного дуэта» и о самом феномене братьев Стругацких рассказывается в новой книге серии «Жизнь замечательных людей».
цветок

интервью

Денис Осокин: "В жизненном плане «Овсянки» пробили какую-то брешь (земляную ли, небесную ли), прожгли какие-то защитные покрова вокруг меня — и на меня посыпались беды. Стали материализовываться мои книжки и врываться в мою жизнь, все книжки — написанные ранее за 12 лет. А содержание многих из них далеко от покоя.

После «Овсянок» у меня развилась аквафобия. (Правда, ушла застарелая аэро-). И это притом, что все мои новейшие критики, все, как один, познакомившись со мной, стали писать обо мне как о «певце воды». Ага, так было: вода и ветер шумят во всех моих работах. Вода = Эротика = Мир Живых. И я в жизни-то всегда держался берегов и залезал в воду при каждой возможности и невозможности. Сейчас воды из крана в доме мне более чем достаточно. Желание гулять вдоль рек ушло. Может и вернется? Вода не возбуждает, а холодит. Меня больше тянет в поля и в овраги.

Вот и получилось, что в прошлом году на меня посыпались вдруг награды — а я стою под ними испуган, оглушен, со стремительно тающим желанием работать, с минимальным желанием жить".

http://www.rudata.ru/wiki/Новости_кино:Денис_Осокин%2C_сценарист_фильма_«Овсянки»:_«Клонится_груша_под_сильным_ветром»
цветок

книги

цветок

читая ленту: интересная литературная жызнь

Оригинал взят у oleg_jurjew в Рекомендованная литература:
В OpenSpace колонка М. Н. Айзенберга "После мастер-классов" — очень рекомендую это изящное и одновременно глубокое размышление о природе поэтического языка.

Что касается фактической стороны, предоставляю право суждения лицам, более знакомым с тем, что называется "современной литературной жизнью в России" — мне эта "жизнь" кажется, к сожалению, существующей в формах, пародирующих старые советские институты (включая, конечно, Литературный институт, пародирующий сам себя) — только вместо ВЛКСМ и ВЦСПС оплачивают все это банкиры и прочие фаундейшены.

Впрочем, опираясь на знание человеческой природы как таковой, возьму всё же на себя смелость утверждать, что высказанное Михаилом Натановичем суждение о том, что что за год "уровень начитанности молодых авторов повысился (так что напрасно ругают нашу молодежь). Было несколько человек, которым не приходилось объяснять, кто такие, например, Сатуновский, Некрасов, Аронзон, Еремин и почему без знания их вещей разумная деятельность в русской поэзии невозможна", свидетельствует о доброте и благосклонности автора, но — насколько я представляю себе природу "молодых литераторов", на самом-то деле, как и в прошлом году список их ориентиров ограничивается "именами Бродского, Гандлевского и Рыжего", а дальше по-прежнему идут "либо местные авторитеты, либо что-то совсем несусветное, А. Кабанов какой-нибудь". А просто некоторые прослышали, кого следует называть, чтобы понравилось руководителю творческого семинара (он же мастер-класс). А сами не то что Кабанова (не знаю, кстати, как его ударять — Кабáнов или Кабанóв; впрочем, это совершенно безразлично) обожают, а прежде обожают всего друг дружку (Ну ты, старик, гений, все эти Бродские и Орлуши тебе в подметки не годятся. — А ты, старуха, не только Цветаевой круче, но даже Верочки Полозковой!Но пока надо смирнехонько сидеть, как зайчики, прижимая ушки к голове, пока не получим пропуск в БОЛЬШУЮ СОВЕТСКУЮ (пардон, российскую) ЛИТЕРАТУРУ — тут-то мы им покажем, кто тут главный новый новый реалист (авангардист, традиционалист, космист... — нужное подчеркнуть)) — если, конечно, природа молодых литераторов не слишком изменилась за последние двадцать лет, что мои сторонние наблюдения не подверждают. В принципе, ничего страшного в этом нет — это нормально. Но обольщаться прижатыми ушками всё же не стоит.

Дальнейшее не имеет непосредственного отношения к замечательной статье М. Н. Айзенберга, но по смежности ассоциаций: в последнее время мне всё больше кажется продуктивным взгляд на современную российскую литературную (и культурную) жизнь как на систему наслоенных пародий: неосознанно пародируются как формы существования старой советской культуры (о чем выше уже была речь), так и формы (понаслышке и понаглядке перенятые) существования западной культуры. Понятно, что первая пародийность растет изнутри, из естественного воспроизведения закодированных в культурно-общественном сознании форм (в общем, не функционирующих в отрыве от БАМа, балета и космоса), вторая же идет извне — из желания сделать "всё, как у людей" — биеналле-триеннале всякие, гранты и их дети (из чего, конечно, получается тоже ничего — сплошное обезьянничанье). Есть еще довольно узкий, но для меня, по моей личной истории и биографии, заметный сегмент этого пародиравания внешних форм — премия Андрея Белого и банкетно-фуршетный слой вокруг нее, паразитирующий на внешних формах неофициальной культуры советского времени. К сожалению, за двадцать лет практически не удалось породить оригинальных, т. е. устойчиво исходящих из новой культурно-общественной ситуации форм существования серьезной литературы. Виноваты в этом, конечно, все мы вместе — и те, что уехали, и те, что остались. Но теперь уж, видимо, ничего не поделаешь — думаю (и много раз уже с сокрушением говорил), что эон проигран.

А молодые поэты — те, конечно, всегда в массе своей одинаковы. Другое дело, что интерес представляют только те, которые в конце концов уходят из "своей массы", становятся одиночками и/или находят себе среду, независимую от года (и места) рождения. Речь идет, конечно, о единицах. Но речь, по сути, всегда идет о единицах, если, конечно, мы не занимаемся социологией литературного процесса (чем мы, впрочем, сейчас как раз и занимались).
цветок

читая ленту: книги

Оригинал взят у falanster в Культ как феномен литературного процесса: автор, текст, читатель

309803_2386463103445_1306823540_32904780_171609366_n21 ноября в 20.00 в магазине “Фаланстер” состоится обсуждение книги «Культ как феномен литературного процесса: автор, текст, читатель» (под редакцией Марии Надъярных и Александры Ураковой, М.: ИМЛИ РАН, 2011)

Сборник статей известных литературоведов, социологов, философов и историков идей посвящен проблеме литературного культа как феномена современной эпохи. За модным жаргонизмом «культовая литература» авторы предлагают увидеть неоднозначное и многосоставное явление, позволяющее говорить об особом модусе бытования литературного имени и текста в западноевропейской культуре на протяжении двух последних веков. Возникающие на границах письма и чтения культовые (псевдосакральные, игровые, эрзац-творческие и т.д.) практики мыслятся как дополнительные по отношению к традиционному сегодня делению литературы на классическую и популярную, элитарную и массовую. Литературный культ исследуется на материале русской, немецкой, английской, французской, американской, испанской, португальской и бразильской литератур XIX и XX вв.

В обсуждении примут участие руководитель отдела социально-политических исследований Аналитического центра Юрия Левады «Левада-Центр» Борис Дубин, профессор Института высших гуманитарных исследований РГГУ Сергей Зенкин, старший научный сотрудник Института философии РАН, доцент Института Русская антропологическая школа РГГУ Елена Петровская, старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН, доцент кафедры сравнительной истории литератур РГГУ Екатерина Дмитриева, доцент кафедры наук о культуре отделения культурологии НИУ ВШЭ Ольга Рогинская, доцент кафедры Истории и теории культуры РГГУ Юлия Лидерман
.
цветок

читая ленту

"Поэтому когда я встречаю вскрики вроде "Вы думаете, вы умнее Пушкина, Толстого, Достоевского?", я замираю. С одной стороны, чисто физически, по скорости работы мозга, его объему - нет, конечно, в лучшем случае мы равны. Но по богатству пережитого социального и исторического опыта, по тому, что пережил мой народ после их смерти... кхм. Аналогов тому, что свершилось с Россией в XX веке, нет".

http://nomina-obscura.livejournal.com/821765.html