December 26th, 2011

цветок

***

цветок

театр

тень

"Литературная Россия"

"(...) к микрофону вышел собственной пер­соной столп отечественной словесности, трижды почётный друг Иосифа Бродского и дважды почётный ученик Анны Ахматовой – Евгений Рейн. Его или забыли предупредить, по какому именно поводу происходит собрание, или он собирался на другой вечер, а по дороге завернул в ЦДЛ, хотя с чего бы: в афише его имя было написано чёрным по белому. Во всяком случае, о Ходасевиче он ничего не сказал, он вообще не говорил, он ревел, как бурные потоки Ниагарского водопада. Раскачиваясь перед микрофоном, седовласый старец негодовал: «Поэзия оскорблена» – кричал он, подразумевая под поэзией преимущественно себя. «Кто такой этот Пригов?» – вопрошал он у собравшихся, из которых не все знали, кто такой Рейн. «Кто такой Айги?» – вопрошал он всё у тех же собравшихся. «Айги – это полено, это полуграмотный идиот, – продолжал патриарх словесности свои тирады, – Айги надо спустить в унитаз». Зал, конечно, не знал, какое именно отношение имеет Айги к Ходасевичу, но оратора слушал внимательно. «Кто такой Дмитрий Кузьмин? – продолжил трижды почётный друг Иосифа Бродского. – Бездарность». Зал уже почти был готов поддержать патриарха, но тут его мысли приняли совсем неожиданное направление: каким-то неведомым образом рядом с Кузьминым и Айги в них образовался Маяковский..."

http://www.litrossia.ru/2011/52/06710.html
цветок

"РЖ"

Евгения Вежлян: "Культурный код интеллигенции отстраивался в виду, как сказали бы философы, «возможного другого». В качестве этого «возможного другого» интеллигенция сконструировала для себя «народ». Потому «культурный код» интеллигенции был изначально предназначен для трансляции народу.

Для «новой интеллигенции» как раз фигура «другого» – фигура невозможная. «Тусовка» - это мир, где «все свои». Тусовку объединяет единый код, и этот код – закрытый. То есть, та самая «общая семантика» и «общий выбор», о которых я говорила выше. Именно «выбор», «лайк» прочерчивает тут линию «свой-чужой».

Тусовки могут терпеть (и они терпели), когда перекрывают информационный канал. Потому что у них, тусовок – свои источники информации и свои каналы ее распространения.

Тусовки стерпели бы материальные лишения (и терпели до недавнего времени), потому что главный «капитал» не материальный а все-таки – «символический». Трудиться за небольшие деньги в «культурно легитимном» или за большие – в «сомнительном» месте – вопрос для многих решенный.

Но тусовки не стерпели и вышли на площадь, когда за них сделали выбор. И выбор для них – нелегитимный. (...)

В общем, если и дальше так пойдет, литературная профессия опять вернется в область «высокого». Только сама эта область будет иметь иные, чем раньше, координаты. И критики еще станут говорить о каком-нибудь «новом пафосе».

И что с того, что новая интеллигенция – «закрытый» проект. Нет, она не просто «страшно далека от народа», но и не подразумевает никакого народа, напрямую противостоя власти – не ради кого-то третьего и его «свободы». Нет. Тоньше и сильнее. Ради самой возможности каждому выбрать себе свободу такой, какой он ее видит и понимает. Ну, или не выбрать. Это уже не так важно..."

http://russ.ru/pole/O-svobode-vybora-i-vybore-svobody
цветок

"Невское время"

Иван Вырыпаев: "Вот вы, наверное, думаете, что я авангардный режиссер? А я ведь консервативный режиссер, воспитанник традиционной щукинской школы, я занимаюсь анализом пьес. И ставлю я простые вещи. Мне хочется, чтобы во время спектакля люди увиденное не головой больше воспринимали, а сердцем, чтобы человек мог по-настоящему рассмеяться самому себе. Иногда я замахиваюсь на неподъемное, как в «Июле». Я писал «Июль» пять лет назад, тогда я наивно полагал, что катарсис возможен в наше время. Но нет, сегодня у нас возможен только хеппи-энд.

Катарсис – это когда много крови, всех убили, а мы испытываем свет и любовь. По-настоящему, как это было в античности. Но такое очищение возникает, только когда есть высокий жанр – трагедия. У нас сейчас нет высокого жанра и в жизни, и на сцене..."

http://nvspb.ru/stories/pesa-eto-stenogramma-jizni-47187
цветок

"РГ"

Юрий Кублановский: "Я рад, что не пролилась кровь и не восторжествовала революция - ни в подавленном (а следовательно, особенно героическом), ни в победившем виде. Ведь история показывает, что революция обязательно нуждается в жертве. Власть в целях самообороны применяет силу, появляются жертвы, и похороны "жертв революции", как правило, становятся следующим этапом ее развития с экзальтацией, истерией и новой волной насилия. Вспомните, в дни Февральской революции истерия была всеобщей, все христосовались, хотя до церковной Пасхи оставалось больше месяца. Поэты Блок и Белый с красными ленточками прибежали в модный питерский дом супружеской пары Мережковского и Зинаиды Гиппиус. "Христос Воскресе!", "Россия Воскресе!" Все радовались и лобызались. А уже через два года Блок сошел с ума, остальные с риском для жизни бежали на Запад. Так что митинги митингами, а голову трезвой сохранять надо..."

http://rg.ru/2011/12/24/kublanovskiy-site.html
цветок

***

понедельник, 26 декабря 2011 года, 13.21

Памяти Вадима ЛевановаПавел Руднев  Памяти Вадима Леванова

В ночь на 25 декабря скончался крупный российский драматург и театральный деятель, создатель «тольяттинского феномена современной пьесы»

2011 год оказался траурным для молодой драматургии: в январе погибает 29-летняя Анна Яблонская, в декабре рак скосил 44-летнего Вадима Леванова. Уходят лучшие, уходят невовремя, не в срок, фактом своей смерти словно призванные «подтвердить» подлинность своего проживания и борьбы в искусстве. Если поколение уходит так рано и так трагически, значит за свою правду в творчестве оно готово расплачивается самым ценным – жизнью, отданной театру. Подробнее


цветок

***

цветок

поэзия