January 14th, 2012

цветок

***

Линор Горалик: "Сергей Гандлевский читает собственные тексты так, как будто совершает глубоко осознанное признание на допросе: следователи не видны слушателю, но хорошо известны поэту; признающийся полностью отдает себе отчет в последствиях; тем, кто спрашивает с поэта, нет, собственно, никакой нужды ни о чем допытываться: подследственный сам бесповоротно решил, что он собирается рассказать о себе — а чего от него нельзя добиться ни при каких обстоятельствах, никакой ценой. Такая манера чтения своего рода обратна исповедальной; здесь нет барочного эмоционального нажима, взывающих к состраданию пауз, артистических модуляций голоса. Это — лишенное жестикуляции признание, совершаемое (стоя) человеком, уже судившим себя по собственному внутреннему закону, вынесшим единственно значимый приговор, — и теперь, собственно, всего лишь излагающим обстоятельства своего дела; что бы ни последовало, худшее позади..."

http://kultinfo.ru/novosti/803/
цветок

"Неприкосновенный запас"

Стефан Вейднер
В защиту непонимания, или Критика безупречного перевода


http://magazines.russ.ru/nz/2011/5/ve17.html

"Знакомясь с переводом текста, который можно было освоить в первозданном виде, я не могу избавиться от ощущения, что читаю нечто нереальное, никем не написанное – как будто бы мои органы чувств где-то заблудились.

Вероятно, возникновение подобного ощущения объясняется следующей закономерностью: если переводчик делает свою работу в полном соответствии с современными стандартами, то тогда с неизбежностью в изготовленном им переводе нам будет понятно абсолютно все. Но если, однако, я читаю текст на чужом языке или на старогерманском языке, например, сделанный Лютером перевод Библии или роман “Симплициссимус” фон Гриммельсгаузена, недавно с помпой переведенный на современный немецкий, – любой оригинальный текст, не имеющий отношения к моему непосредственному биографическому опыту, – то меня посещает такая великая вещь, как непонимание или недопонимание. Переводчики же, напротив, главные враги и профессиональные истребители всякого неполного понимания.

То, что мы не выносим недопонимания, не терпим, изгоняем или прячем его всеми доступными средствами, кажется мне тоталитарной характеристикой нашей эпохи. Мы – и здесь переводчикам принадлежит первая скрипка – превратили стремление и даже обязанность понимать в идеологию нашего времени..."
цветок

театр

цветок

кино

цветок

выставки

цветок

Москва