February 6th, 2012

цветок

выставки

цветок

"Итоги"

Галина Юзефович о книге Романа Сенчина "Информация":

"Представители так называемого офисного планктона, или, чуть нежнее, офисной интеллигенции, чем дальше, тем прочнее закрепляют за собой статус своеобразного социального мейнстрима — эдаких центральных героев нашего времени. (...) Эта обманчивая близость и вполне реальная многочисленность создают у некоторых литераторов ощущение, что писать про офисных сидельцев легко, что вся их жизнь понятна и прозрачна, а потому может послужить универсальной «оберткой» для любого сюжета. Чего про них особо знать-то? Слава богу, не марсиане и даже не австралийские аборигены.

Опыт Романа Сенчина — автора нашумевших «Елтышевых» — показывает, насколько эта точка зрения ошибочна. Его новый роман «Информация», повествующий о жизни клерков, в том, что касается фактов, представляет собой пестрое собрание ошибок, курьезов и стереотипов. (...)

Именно эта постоянная липа заставляет и к самой истории главного героя относиться с изрядной долей недоверия: если автор так небрежен в деталях, может, он и к главному своему предмету — движению человеческой души — подходит с той же приблизительностью? Впрочем, похоже, это обвинение с Сенчина все же следует снять: при всей картонности антуража внутри герой живой, теплый и настоящий, с настоящими же переживаниями, страстями и страхами".

http://www.itogi.ru/arts-kniga/2012/6/174543.html

------
Рассказ Романа Сенчина из цикла «Информация» см.: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/12/se2.html
цветок

интервью

цветок

***

цветок

интервью

Иван Вырыпаев: "И знаете, любая даже очень плохо написанная пьеса, не содержащая в себе негативную энергию, всегда лучше, чем талантливая пьеса, несущая в себе разрушение и хаос. Поэтому знаете, вообще-то нехорошо, если зритель уходит во время представления, но когда мы чувствуем, что на нас со сцены «идет» плохая энергия, то есть злая, разрушительная... Этого сносить нельзя, потому что происходит вторжение в твое пространство. Говорю это как автор пьесы «Июль», которую я закрыл для постановок именно по этой самой причине".

http://www.newizv.ru/culture/2012-02-06/158745-rezhisser-ivan-vyrypaev.html
цветок

чтение

цветок

скоро

цветок

Алексей Цветков о каноне, ризоме и иерархии

цветок

Дмитрий Кузьмин о премии "НОС"

Оригинал взят у dkuzmin в И ещё о «НОСе»
На самом деле драматизм финальных дебатов состоял, на мой взгляд, совершенно в другом. Я не могу сказать ничего плохого про победившую повесть Вишневецкого, а книга рассказов Байтова замечательна, да я за неё и голосовал (правда, голосовал я последним, видя все предыдущие результаты — а значит, в практическом смысле выбирая из тех, кто уже набрал к этому моменту по два голоса; Дмитрий Бак мне из зала в ответ на это соображение кричал, что голосовать надо сердцем, — это, конечно, прекрасно, но всё-таки сообразовываться с предварительными опросами Левады-центра — это одно, а глядеть на заполненную таблицу итогов, в которой не хватает только твоей чёрточки, — несколько другое). Мне жаль набравший только один голос роман Николая Кононова «Фланёр», в котором для меня важен не столько историософский аспект, как для номинировавшего эту книгу Марка Липовецкого, сколько мотив сексуальности вообще и гомосексуальности в частности, понимаемых в метафизическом, экзистенциальном смысле. В меньшей степени мне жаль книгу Виктора Пелевина, хотя в прошлом году я с пеной у рта доказывал, что именно пелевинский «Т» должен стать лауреатом вместо сорокинской «Метели»: «Ананасная вода...», по-моему, вышла неудачной (откатом к ранним вещам вроде «Омон Ра»). Но вот то обстоятельство, что ни одного голоса не получили у членов жюри две определённо выдающиеся книги прошлого года — «Письмовник» Шишкина и «Горизонтальное положение» Данилова, — кажется мне и поразительным (я, собственно, перед началом дебатов всё прикидывал, как же мне между ними выбирать), и огорчительным. Потому что именно в них, как мне представляется, в наиболее концентрированном виде содержится ровно то, ради чего эта премия затеяна: новая социальность, то есть рефлексия каких-то общественных, культурных, антропологических состояний и сдвигов, ставшая возможной именно и исключительно сейчас, художественной силой переработанная в новую словесность, в письмо, которое также не было возможно вчера и позавчера. В обоих случаях в центре текста — само время, которое зримым образом движется (отмеряемое регулярным принятием горизонтального положения у Данилова и последовательностью писем у Шишкина), но не идёт никуда (в первом случае) или идёт по какому-то сугубо субъективному, существующему только внутри человека счёту, никак не проецируемому на социально-исторический фон (во втором). Может показаться, что полгода назад, в условиях общеочевидной муторной стагнации, эти книги выглядели более точными, прицельнее бьющими в нерв эпохи, чем сейчас. Мне, однако, думается, что для перехода от стагнации к развитию, а не к симулирующему его броуновскому движению, такого рода книги нужно сперва прочесть. То, что фракция экспертного сообщества, связанная с «НОСом», предпочла обратить свой взгляд в сторону других книг, в том числе достойных и прекрасных, меня настораживает.
цветок

читая ленту

Оригинал взят у a_dedushkin в Трое Маяковских

Фото сер. 1950-х гг.
Александр Кибальников работал над скульптурой Владимира Маяковского шесть лет, и к 1958 году она была готова. Чтобы выбрать оптимальное расположение памятника на площади Маяковского, был изготовлен его деревянный макет в натуральную величину, который перемещали по площади.
цветок

"Афиша"

Вячеслав Иванов: "Мы находимся на заключительном этапе большой русской революции, которая началась в 1905 году и примерно в ближайшие два-три года должна закончиться. То есть по сравнению с Великой французской революцией мы находимся около 1870–1871 года. Исходя из этого, надо бояться остроты переворота Парижской коммуны..."

http://www.afisha.ru/article/wise-advices-ivanov/