May 13th, 2012

цветок

читая ленту

Оригинал взят у acc_pl в Презентация альманаха "ДЕНЬ ОТКРЫТЫХ ОКОН 5"
15 мая, Проект ОГИ, 19.00.

Участники:

Галина Рымбу
Анна Орлицкая
Александра Бабушкина
Максим Маркевич
Евгения Коробкова
Екатерина Малова
Лев Оборин
Анастасия Каменева
Анастасия Строкина
Екатерина Захаркив
Никита Сунгатов
Кирилл Широков
Сергей Гейченко
Денис Безносов
Сергей Сдобнов
Юрий Угольников

avvas

Радио Свобода

Григорий Дашевский: "Наша меланхолия легко становится радикальной. Когда Георгий Иванов пишет «хорошо, что нет царя, хорошо, нет России, хорошо, что Бога нет», он образцовый меланхолик, какого мы все хотели бы иметь и каким быть, и поставить в пример всем. И сказать: не ностальгируйте, не смотрите «Песни о главном», вот вам образец в русской культуре. И он через несколько лет, встав на замечательную дорогу меланхолии, пишет: «Я за войну, за интервенцию, я за царя, хоть мертвеца. Российскую интеллигенцию я презираю до конца. Мир управляется Богами, не вшивым пролетариатом. Сверкнет над русскими снегами Богами расщепленный атом». Попросту говоря, он призывает кинуть атомную бомбу на сталинскую Россию от имени «царя-мертвеца». То пространство, которое сейчас есть, оказывается вообще тогда ничтожным. И это важная вещь. То же происходит у нас и в культурной борьбе вокруг 90-х годов. Те люди, которых либеральная культура и, можно сказать, отчасти Болотная подает как образцовых меланхоликов, а именно – реформаторов, Гайдара, Чубайса и так далее, прямо сказали: «Руины, вперед!». Другая сторона, условная Поклонная, видит их как уничтожителей. Мы говорим так, как будто руины даны объективно. А в русской культуре вопрос стоит так, что придет меланхолик и превратит это все в руины. А пока есть аностальгики, это те, кто защищает дом от превращения в руины... Дом все время находится в зыбком состоянии. Ностальгирующий человек, деревенщина превращает его в живой дом, спасает его, а страшный человек из Гидропроекта или гайдаровский реформатор, кто угодно приходит, не видит твоего дома и говорит: «Да здесь уже руины вообще. Тебя нет». И это важная вещь. Я не знаю, как оно обстоит и обстояло в других странах, но про нас можно сказать точно: нельзя говорить про эту заданность, этот вопрос решения. Это не так, как в личной жизни, когда у тебя умер близкий человек, и вопрос: можешь или не можешь ты с ним внутренне расстаться. Когда мы говорим про общество, ситуация примерно такая, что от тебя зависит, в какую сторону качнутся, решить это все доуничтожить и пойти в сторону меланхолии, и решить все бесконечно чинить из ностальгических чувств. Вот этот субъективный характер реальности я хотел бы подчеркнуть".

http://www.svobodanews.ru/content/feature/24578189.html