August 27th, 2012

цитрусовое

чтение

цветок

писатели

цветок

***

шахматы

Манцов о Шукшине

Игорь Манцов: "Вот ведь проехал простоватый персонаж «Печек-лавочек» всю страну с востока на запад, повернул потом ещё и на юг, наконец, вернулся на малую родину, сел в углу кадра посреди поля, да и говорит в финальном кадре: «Всё, братцы, конец».

Конец не только фильму. Конец ещё и тому социотипу, который Шукшин предъявляет. Ибо началось безжалостное, тотальное избиение этого типа тутошними грамотными.

Избиение вроде бы исторически обусловленное, однако, никто из грамотных не пытался ни смягчить ситуацию, ни помочь человекам. Деревенщики, бедняжки, плакали при этом, что тип уходит, что деревню порушили, однако же, это был именно плач, бабья процедура.

Любят в России жаловаться и плакать, ничего конструктивного в этом как не было, так и нет. А вот у Шукшина было нечто иное, была некая мощная предъява. Сильный растерянный мужик, который боится, но скрипит зубами, сжимает перед гибелью кулаки: «Так просто я вам себя не отдам».

Но что он может-то?!

А вот же, смог. Оставил несколько нелепых, недоделанных картин, но и оставил свой сгусток энергии, свой личный психотип, который будет столетия представительствовать от имени великого, но преданного-проданного народа.

Яростно-испуганный мужик, короче. В этом его грандиозное открытие".
avvas

"Огонек"

шахматы

писатели

Александр Кабаков об Аксенове: "Евгений Александрович, к которому я, надо сказать, очень хорошо отношусь, написал в «Литературке» рецензию на «Джина Грина — неприкасаемого», она называлась «Под треск разрываемых рубашек». Он попрекал авторов, что в то время, как вьетнамский народ истекает кровью в борьбе с американским империализмом, вы такую ерунду пишете... В день, когда вышла «Литературка», мы ехали куда-то с Васей [Аксеновым] в его машине, и он колотил по баранке кулаками и кричал: «Он мне в карман залез!» Потому что тут же накрылось переиздание, тут же порвал договор «Мосфильм». Вот это он был настоящим без всяких шуточек. Это же было причиной его ссоры с Бродским и разрыва отношений — в сущности, залез в карман, зарубив «Ожог»..."

Александр Кабаков о себе: "Будут писать про то, как я начал пить, потом бросил пить, потом опять начал, потом снова бросил. Если смогут найти, про баб напишут. Но не думаю, что найдут, — я же сказал, что стираю все письма. А с доэлектронной эпохи никаких свидетельств нет.

Сами женщины могут рассказать — они говорливы.

— Так они помрут все к тому времени".

http://expert.ru/expert/2012/34/bud-aksenov-zhiv-on-byi-razdruzhilsya-s-nami-za-etu-knizhku/