September 5th, 2012

цветок

скоро

Центр новейшей русской литературы ИФИ РГГУ, Издательская группа "АСТ", Французский институт в Москве представляют цикл литературных встреч «Траектория чтения»: Контексты современной литературы

7 сентября (пятница), 19-00
Литературная дискуссия

«Война и история в классической и современной литературе: Россия и Франция»
Участвуют:
Филолог, писатель Кристоф Люци (Франция)
Филолог, писатель Кандис Оброн-Ваттер (Франция)
Прозаик, историк Владимир Шаров (Россия)
Ведет дискуссию – Елена Гальцова, профессор кафедры сравнительной истории литератур РГГУ
Начало в 19.00.

РГГУ, ул. Чаянова, 15, 273 ауд. (м. "Новослободская", "Менделеевская")

Вход свободный
(гостей встречают на входе и провожают до аудитории)
Справки по телефонам (495)250-64-95, 8-916-205-81-47

http://jannatt.livejournal.com/184522.html
цветок

книги

цитрусовое

интервью

дейнека

выставки

цветок

***

Елена Невзглядова: "Что касается “Поэмы без героя”, то — да простится мне мое личное восприятие — Ахматова придавала ей слишком большое значение; пожалуй, она сама чувствовала, что в поэме не удалось взять ту высоту, которая ей мнилась; она видела, что не всем друзьям и поклонникам поэма так нравится, как бы ей хотелось, даже порывала отношения с теми, кто не восхищался поэмой, защищая свое любимое детище, как больного ребенка".

http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/9/n18.html
цветок

***

Омри Ронен: "В книгах, даже в новейшей монографии Марата Гринберга (Boston, 2011), я не нашел упоминания о том, что у Бориса Слуцкого был двоюродный брат в Израиле, генерал-майор Меир Амит (1921—2009), начальник оперативного отдела Генштаба в Синайскую кампанию 1956 года, а позже глава военной разведки и одновременно внешней разведки, легендарного Моссада. Он был и ученый-историк, исследователь и лауреат премии Израиля".

"Благородному, благонамеренному, набожному Болдыреву так хотелось по-православному спасти душу и доброе имя своего друга, что он цензуровал стихи с неприемлемым для него развитием еврейской темы или вовсе не допускал их в печать. Марат Гринберг основательно объясняет: “Болдырев устранил из Слуцкого непонятные ему места, представив поэта как дитя своего времени, пришедшего к раскаянию в конце пути. Его Слуцкий был социальной и исконно русской фигурой, чье время от времени пробуждавшееся еврейство являлось частью неприятия им любого зла; его же непосредственная причастность к жертвам этого зла расценивалась сугубо как воля случая. Более того, Болдырев, правоверный христианин, относился к еврейству Слуцкого с определенным снисхождением и жалостью”. Вот одно из таких прямо еврейских стихотворений, которые Болдырев сокращал или выправлял. Мы должны быть благодарны Г. Свирскому за то, что он сохранил и опубликовал полный текст: “Созреваю или старею — / Прозреваю в себе еврея. / Я-то думал, что я пробился. / Я-то думал, что я прорвался, / Не пробился я, а разбился, / Не прорвался я, а зарвался... / Я читаюсь не слева направо, / По-еврейски: справа налево. / Я мечтал про большую славу, / А дождался большого гнева. / Я, шагнувший ногою одною / То ли в подданство, то ли в гражданство, / Возвращаюсь в безродье родное, / Возвращаюсь из точки в Пространство...”"

"В отношении “еврейского вопроса” Пастернак и партия были едины. Пастернак хотел отменить самое имя “евреи”..."

http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/9/rq9.html
цветок

музеи