February 9th, 2013

цветок

интервью

Александр Жолковский: "И с Лимоновым, и с Соколовым я поддерживаю контакт, разумеется, несколько издали и нерегулярно, но вполне дружески. Я их по-прежнему люблю. С Лимоновым я познакомился еще до его эмиграции, в 1972-м, и писал о нем несколько раз. Лимонов — выдающийся русский поэт, на этом сходятся самые разные ценители литературы, и интереснейший прозаик. Он с самого начала восхищал и продолжает поражать своим настоянием на «правде», какой он ее видит, на свободе и верности самому себе, что у многих естественно вызывает реакцию отталкивания, обвинения в нарциссизме и тому подобное. Я не поклонник его политического амплуа, но и в нем следует отдать должное его integrity, твердости, с которой он держит удар".

"Саша Соколов написал три классических русских романа XX века. Все ждут четвертого. В этом году Соколову будет 70. Я тоже был бы рад четвертому, но, честно говоря, три — с головой достаточно".

"Оппозицию «свое/чужое» любят журналисты. Меня она не очень трогает. Я не думаю, что разбирая русские тексты — классиков, модернистов, эмигрантов, коллаборационистов, диссидентов и т.д., — я каким-то образом «играю против своих». А когда я «играю против» ахматовского или хлебниковского культов, то, конечно, мне в этом помогает моя профессиональная, в частности финансовая, независимость от российского истеблишмента, но не более того. Кстати, культы эти — то, что я как-то назвал «солидарным чтением», — почти столь же прочно укоренены и в западной славистике, из чего, в частности, видно, как слабо у нее с вставанием с колен".

http://www.afisha.ru/article/pundits-zholkovskiy/
шахматы

Эммануэль Каррер. Лимонов

"Встаю, благодарю за кофе и за то, что он уделил мне время, и когда уже выхожу за порог, он задает мне один-единственный вопрос:

– А все-таки странно. Почему вы решили написать обо мне книгу?

Он застал меня врасплох, но я стараюсь ответить как можно искреннее: потому что у него – или у него была , я уже не помню, как я выразился, – потрясающе интересная жизнь: романтичная, полная опасностей, тесно перемешанная с шумными историческими событиями.

И тут он произносит фразу, которая меня потрясает. С сухим смешком, глядя в сторону:

– Дерьмовая была жизнь, вот так".
цветок

выставки

журнал

"Новый мир": пятнадцать лет назад

1998, № 2

ГЕНРИХ САПГИР. Вот и спросят завтра нас

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/2/sapgir.html

ИННА ЛИСНЯНСКАЯ. The time kills me, but I kill time

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/2/lisn.html

ВИТОЛЬД ГОМБРОВИЧ. Из “Дневника”. Перевод с польского и примечания Ю. В. Чайникова

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/2/gombr.html

ИРИНА СУРАТ. Биография Пушкина как культурный вопрос

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/2/surat.html
журнал

Дмитрий Бавильский о романе Антона Понизовского

Оригинал взят у paslen в Антон Понизовский в "Новом мире" (№ 1, 2013). Вместо рецензии

Всё-таки, главное в толстых журналах чтобы, открывая свежую, только что пришедшую книжку, было что почитать. Приходит новый журнал и "простым читателям", которые несмотря ни на что остались, хочется обычного, внятного сюжетного чтения "перед сном".
Остро прочувствовал этот момент когда мама, вытащив почту из ящика, прибитого к забору и удобно расположилась за журнальным столиком. Я хожу по дому туда-сюда, а она сидит и читает. Вечером перед сном говорит мне между прочим:
- Какой, всё-таки, хороший роман Антона Понизовского "Обращение в слух" открывает январскую книжку журнала, так сильно меня увлек... Вот ведь полузабытое ощущение: делаешь свои [повседневные] дела, а ждёшь того момента, когда всё переделаешь и можно будет продолжить чтение...
- Так, говорю, редакции и своим коллегам передам: ведь твоя рекомендация - самая ценная.

Posted via LiveJournal app for iPhone.


цветок

Виталий Каплан о романе Антона Понизовского

Виталий Каплан
Антон Понизовский и тайна русской души

о романе «Обращение в слух»

http://clubs.ya.ru/4611686018427435899/20659

"Сразу скажу — истории эти совершенно реальные, Понизовский их не выдумал. Он рассказал мне, что примерно три четверти интервью взял сам, а четверть историй записала психолог Татьяна Орлова. Технически это было организовано так. Сначала, зимой 2010 года, сняли так называемый «торговый павильон» (пластмассовая комната) на втором этаже одного из крытых рынков: повесили занавески, поставили кресло, стол, торшер — и в эту комнатку приходили рыночные продавцы и покупатели, а Антон и Татьяна записывали интервью. Всех предупреждали, что рассказ записывается и будет использован — но буквально через две-три минуты скованность исчезала. Обычное интервью продолжалось час-полтора. Полчаса считались неудачей. Бывали интервью в несколько заходов, общей продолжительностью до трех часов. Собеседникам предлагали немного денег за потраченное время — но большинство (и это на рынке!) от денег отказывались: важно было выговориться. С рассказчиками обычно расставались друзьями — что само по себе было для интервьюеров очень важным человеческим опытом. Следующая «сессия» была организована весной в областной больнице..."

Начало романа Антона Понизовского ("НМ", 2013, № 1): http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2013/1/p2.html

Окончание в февральском номере: http://www.nm1925.ru/
цветок

Линор Горалик

"…Вот, скажем, телепродюсер Д., находясь в состоянии благодатного подпития, решает словесно приласкать официантку и говорит ей: «Обидно вам, наверное, работать в пятницу вечером, когда все выпивают». «Ну что вы, — говорит девушка. — Я, наоборот, с удовольствием». Телепродюсер Д., который последний раз работал с удовольствием во сне — палачом у муравьиного царя — просит пояснений. «Понимаете, — говорит официантка, — в пятницу вечером, в половине седьмого, в центре Москвы на поверхность земли выходит Шеол. Я человек верующий, я потерплю. А вот вам, конечно, лучше забыться»..."

http://lenta.ru/columns/2013/02/09/logic/