October 3rd, 2013

шахматы

интересная литературная жызнь

Анна Голубкова: "Тем более что большинство литераторов не проявляет никакой склонности ни к совершению магических ритуалов, ни к отказу от попыток чисто литературной самоидентификации, то есть предложить им взамен сложившейся системы внутрилитературных отношений Вадиму Месяцу, по сути дела, и нечего. Кроме того, замечу в скобках, бороться с Дмитрием Кузьминым на его же территории совершенно бесполезно, потому как Кузьмин — и это видно даже невооруженным глазом — относится к типу людей, которые «если сядут где, то сядут надежно и крепко, так что скорей место затрещит и угнется под ними, а уж они не слетят». Так что Дмитрия Кузьмина надо принимать как безусловную данность, с которой так или иначе придется сосуществовать многие годы. Единственным же результатом начатой «Русским Гулливером» деятельности в том виде, как она сложилась на данный момент, может быть только неизбежная маргинализация проекта. В общем-то, как раз знаком маргинализации и является публикация фельетона «Шошанны Риббентроп» о Станиславе Львовском, где сделана маловразумительная попытка даже не покритиковать, а просто высмеять чуждую автору фельетона поэтику".

"Впрочем, у Вадима Месяца и «Русского Гулливера» есть беспроигрышный способ добиться изменения сложившейся в литературе ситуации — достаточно смешать почвы, призвать древних царей, вылить кровь участников проекта в Москва-реку, и все сразу изменится: «Гвидеон» станет самым авторитетным литературным изданием, Вадим Месяц будет создавать и разрушать поэтические репутации и на протяжении многих лет определять московскую литературную политику".

http://www.colta.ru/articles/literature/652
цветок

читая ленту

Оригинал взят у dkuzmin в Неаккуратненько
Ужасно раздражают авторы, которые вроде бы и начинают новые строчки с прописной буквы, но время от времени по невнимательности и нерадению это дело прозёвывают. Отловить это в корректуре психологически сложно.

Написал и вспомнил, что давеча, наконец, разрешилась часто мучающая непосвящённых загадка: отчего отдельные современные авторы упорно отказываются от прописных букв? Разрешила же эту загадку ветхая деньми Инна Ростовцева:

Когда исчезли заглавные буквы, исчезли знаки препинания, графика очень поменялась. Это не просто частный прием. <...>Это особая форма, способ принизить то, что было до моего индивидуального опыта. Особая форма десакрализации мира.

Вот, видимо, у некоторых в душе борются тёмное и светлое начало: одно склоняет к десакрализации, а другое упирается. Так и выходит, что 3-4 начальные буквы — прописные, а потом нет-нет да и затешется строчная.