February 21st, 2018

журнал

"Новый мир" 2017

"— Значит, аспидное масло, — сказал инспектор. — Хорошо. Начнем с этого. — Он взял со столика дагомейскую богиню и повертел ее в пальцах. — Из окна у нее виден сад, слева — дорога из Бэкинфорда. Почтальона должно было быть видно. Впрочем, не важно. Справа какая-то роща, подступает довольно близко… Хорошо для прогулок, однако по ночам, наверное, неуютно. Всегда есть повод говорить о запустении. Все лучшее миновалось, рыцари ушли. И в папоротнике руины арки, — сообщил он дагомейской богине. — Что ты думаешь? Другой на твоем месте уже вовсю искал бы, что оставило этот отпечаток. Впрочем, никто из них не помнит. Разумеется. Не забудь спросить об этом викария, может быть, его наблюдательность… — Он поставил богиню на место. — Боже мой, если бы тебя слышала мама, она сказала бы: «Гектор, прекрати и немедленно сосредоточься!» На чем же? Да, на масле. Аспидное масло"
Роман Шмараков. АВТОПОРТРЕТ С УСТРИЦЕЙ В КАРМАНЕ. Фрагмент романа
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_11/Content/Publication6_6759/Default.aspx

"7 января. Перечень интересов сообщества «Lento»:
автоответчик
Андрей Cинявский («Когда очень опаздываешь, хорошо слегка замедлить шаг»)
Антонина Живаго
архаичные средства передвижения (монгольфьер, собачья тяга)"
Андрей Лебедев. ЛЕНТА LENTO. Пикардийский дневник
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_11/Content/Publication6_6757/Default.aspx

"Думать хотелось о Восточной столице — Токио. В крайнем случае о Северной — Петербурге, который Отто так и не приучился величать Петроградом — не успел. О Ревеле, ныне тоже столице, не хотелось ничего знать. Отто был заперт здесь как в ловушке: в тихом холодном вечере на Цигельскоппельском кладбище, в остановившемся времени, в замкнувшемся пространстве. Ревель, Ревель, бормотал он себе под нос. Рев-вель, ville des reves, город грез. И ville du reveil, город пробуждения. Толку-то. Холодно. Отто ерзал на скамейке, стараясь унять тупую боль в груди. Сквозь зубы сами собой цедились японские ругательства: какая-никакая — все крупица недостижимого Востока здесь, во мгле, на обступившем со всех сторон Западе. Рядом жалобно крикнул продрогший ворон. Эдгар По? Шалишь: Басё"
Николай Караев. КШЕТРА РОЗЕНБЕРГА. Новелла
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_11/Content/Publication6_6763/Default.aspx

"Николаус перед сном на улицу вышел и задохнулся от мороза и яркого неба, полного, будто светозарными пчелами улей, звезд… Что это ему поблазнились пчелы… Видно, хмель жужжал в голове. С холма видны были белые и черные смутные леса. В стороне чернели избы деревни, собаки взлаивали отчаянно, взвывали даже по-волчьи, так их разбирала жуть этой бесконечной ночи. Как вдруг ясно нанесло и настоящим воем. Собаки разом смолкли. А волчий хор продолжил свою песнь. И Николаусу Вржосеку, товарищу панцирной хоругви, тут же захотелось им откликнуться. Он едва удержался, ладно… не отрок уже на шутки такие-то. Но, вернувшись в натопленный шумный дом, он сказал о том, что волчья стая воет, гонит кого-то полями, и тут же товарищи панцирной хоругви, Любомирский с раскрасневшимся толстым лицом и жирными губами, жилистый ловкий Пржыемский, а за ними и некоторые пахолики взголосили: «Виуууыыи!» Поднялся гам и смех, в кружки полилось овсяное мутное пиво"
Олег Ермаков. РАДУГА И ВЕРЕСК. Главы из романа
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_10/Content/Publication6_6735/Default.aspx

"— Это сущие пустяки по сравнению с тем, что я могла бы сказать, если бы захотела, — похвасталась явно польщенная Герцогиня.
— Умоляю, не обременяйте себя! —— сказала Алиса.
— О, только не называй это бременем! — воскликнула Герцогиня. — Дарю тебе все, что до сих пор сказала.
«Так себе подарочек, — подумала Алиса. — Слава богу, на день рождения таких не дарят». Но, конечно, она не решилась сказать это вслух.
— Опять задумалась? — спросила Герцогиня, снова вонзая в Алису острие своего подбородка.
— Я имею право думать! — отрезала Алиса, которую все это уже начинало раздражать.
— Еще как имеешь! — согласилась Герцогиня. — И свинья имеет право летать, а мо…
Но на этом самом месте, к великому удивлению Алисы, голос у Герцогини иссяк прямо посередине ее любимого слова «мораль», а ладонь, поддерживавшая Алисин локоть, задрожала"
Льюис Кэрролл. АЛИСА В ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЕ
Перевод с английского и вступление Евгения Клюева
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_10/Content/Publication6_6741/Default.aspx
журнал

журналы

"НОВЫЙ МИР", 2018 , № 1 - открыты следующие материалы номера:

Евгений Никитин - САМИ БУДЕМ КОТЫШИ. Стихи
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6811/Default.aspx

Александр Молчанов - КОММУНИСТ. Героическая симфония
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6804/Default.aspx

Бахыт Кенжеев - РОДНЕЙ, СТРАШНЕЕ И СВОБОДНЕЙ. Стихи
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6803/Default.aspx

Илья Данишевский - ОССУАРИЙ ИМЕНИ ПАУЛЯ ЦЕЛАНА. Новелла
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6810/Default.aspx

Елена Георгиевская - ПОДЛЕДНЫЙ ЛОВ. Малая проза
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6808/Default.aspx

Марианна Ионова - МЫ ОТРЫВАЕМСЯ ОТ ЗЕМЛИ. Повесть
[длинный список премии "Национальный бестселлер"]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6806/Default.aspx

Сергей Солоух - ПО УТРАМ ОНА ПОЕТ В КЛОЗЕТЕ [о трехтомнике Лорана Симона «Вокруг большого Парижа.
Словарь топонимов Парижа и его пригородов, упоминаемых Луи-Фердинандом Селином в его прозе,
корреспонденции, а также мест часто им посещаемых»]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6815/Default.aspx

Александр Журов - ИСТОРИЯ КАТАСТРОФ [о тетралогии Андрея Волоса "Судные дни"]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6817/Default.aspx

Евгений Ермолин - ЧУДЕСА БЫВАЮТ [о книге Юрия Малецкого "Улыбнись навсегда"]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6818/Default.aspx

Александр Ливергант - СЛУЧАЙ МАКСИМА ОСИПОВА [о книге Максима Осипова "Пгт Вечность"]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6819/Default.aspx

Александр Мурашов - ВОЗДУШНАЯ ТРЕВОГА ВЛИЯНИЯ
[о книге Полины Барсковой "Воздушная тревога"]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6820/Default.aspx

Татьяна Касаткина - ТАЙНА И МУДРОСТЬ "ВКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ"
[о книге: Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 20 томах. Том 14]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6821/Default.aspx

КИНООБОЗРЕНИЕ НАТАЛЬИ СИРИВЛИ
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6822/Default.aspx

Сергей Костырко - КНИГИ
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6823/Default.aspx

Андрей Василевский - ПЕРИОДИКА
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_1/Content/Publication6_6824/Default.aspx



http://novymirjournal.ru/
журнал

"Новый мир" 2017

"Сопоставление Лермонтова с Рыжим может показаться сомнительным. Но оно обретает правомерность в свете давней традиции, заданной «Параллельными жизнеописаниями» Плутарха: различие между Грецией и Римом того же порядка, что между Россией начала XIX и конца ХХ веков. При необъятной биографической литературе о Лермонтове первичное значение обретает ограничение этого «моря». Принципы работы Плутарха помогут и нам очертить границы привлекаемого к делу биографического материала: «Плутарх постоянно отбирает — и притом весьма произвольно — одну или несколько черт, которые кажутся ему выражением самой сути изображаемого характера, и группирует остальной материал вокруг этой сердцевины» (курсив С. С. Аверинцева — А. Б.). Указание на произвольность не должно разочаровывать, ибо Плутарх «стремится уяснить себе и читателю <…>, какой формулой можно выразить его [героя] жизненную ситуацию и жизненную позицию». Надо ли добавлять, что мы тоже хотели бы достичь подобного «уяснения», сознавая и возможную призрачность наших надежд. Стоит добавить, что Плутарх не всегда мог достичь желаемого и не скрывал своей неуверенности"
Александр Белый. О ЛЕРМОНТОВЕ, НО БОЛЬШЕ О БОРИСЕ РЫЖЕМ
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_01/Content/Publication6_6532/Default.aspx

"Лермонтов проложил отсутствующую у Гёте дорогу, Гайдар пустил по ней красноармейский отряд и отметил на карте низачем не нужный Лермонтову перевал. Ландшафта без людей для Гайдара не существовало. Чистое созерцание было для него немыслимо. Не глаза, не слух, а усталые ноги и спина. Дорога не может существовать сама по себе — ее надо пройти. Самодостаточный у Гёте и у Лермонтова пейзаж превращается у Гайдара в пространство боевых действий, вся культура — в солдатскую песню, поскольку существует в контексте постоянно проживаемой в памяти Гражданской, естественным образом перерастающей в грядущую, горячо желанную, мировую. Ей, гряди! Образ покоя и дороги возникает в повести Гайдара еще раз, но уже в пародированном виде — в устах обаятельного болтуна, балагура и пересмешника — лже-дяди (в более глубоком смысле лже-отца), белогвардейца, шпиона и матерого снайпера. Положительному герою пристала великая молчаливая серьезность — злодей насмешничает"
Михаил Горелик. ДЕТСКОЕ ЧТЕНИЕ
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_02/Content/Publication6_6558/Default.aspx

"Многие газеты принадлежали «октябристам», и правительство было не в состоянии состязаться с крупным капиталом в формировании «общественного мнения». Оно опасалось вступить в конфликт с «владельцами заводов, газет, пароходов» и предпочитало закрывать глаза на многое. Олигархи были могущественны; они не любили показываться на людях, но могущество этих людей становилось зримым при виде их яхт, пришвартованных к причалам Ниццы. Яхта, подаренная миллионером Терещенко своей жене, не уступала по размерам императорской яхте «Штандарт». В отличие от большинства этих скромных людей, Гучков любил покрасоваться на публике. У него была поистине демоническая натура; ему нужно было выступать в роли героя — и чтобы все это видели. Он был молод и жаждал славы; чтобы прославиться, он поехал воевать с англичанами в Африку; он не кланялся пулям, был ранен и попал в плен. «Гучков — любитель сильных ощущений и человек храбрый», — отметил в своих мемуарах Витте. Рана долго давала о себе знать, но, вернувшись из Африки, Гучков отправился сражаться с турками в Македонии, а потом — воевать с японцами в Маньчжурии. Все эти эскапады доставили Гучкову известность, которую он сумел использовать: во время революции 1905 года он выступил с инициативой создать партию крупного капитала — и поскольку эти скромные люди не стремились выйти на сцену, то Гучков стал бессменным лидером «октябристов». Гучков был горяч и бесстрашен не только на полях сражений: он шесть раз дрался на дуэлях, посылая вызовы направо и налево"
Сергей Нефедов. ЛИЧНЫЙ ВРАГ ИМПЕРАТОРА
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_03/Content/Publication6_6580/Default.aspx