December 21st, 2018

журнал

журналы

"НОВЫЙ МИР", 2018, № 11 - открыты следующие материалы номера:

Лера Манович - НЕМЕЦ. Рассказ
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_11/Content/Publication6_7047/Default.aspx



Игорь Бобырев - ЖИ И ШИ. Стихи
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_11/Content/Publication6_7046/Default.aspx

Владимир Березин - УГАДАЙКА [о романе Дмитрия Быкова "Июнь"]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_11/Content/Publication6_7056/Default.aspx

Ольга Балла - И НЕ ПРОСЯ ПОЩАДЫ
[о романе Дмитрия Быкова "Июнь" и собрании стихотворений Павла Когана]
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2018_11/Content/Publication6_7057/Default.aspx
журнал

журналы

Леонид Ситко. Дубровлаг при Хрущеве. ("Новый мир", 1997, № 10)
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_1997_10/Content/Publication6_5388/Default.aspx

"В Лефортове дворики были иные, располагались не “на небе”, а на земле, вместо железных стен были кирпичные, побеленные. Вверху нависала такая же, как на Лубянке, крытая галерея. Гуляя в этих загонах, никак я не мог избавиться от мысли, что именно здесь двенадцать лет назад прогуливался Власов, пока палач где-то в другом месте тюрьмы не надел ему петлю на шею. Через год после Власова здесь же мог гулять казачий генерал и писатель Краснов или известный по Гражданской войне генерал Шкуро, которых постигла та же участь. Мрачные их тени наполняли прогулочные дворы, коридоры, камеры. Я невольно чувствовал таинственную связь своей судьбы с их судьбой, хотя в детстве “воевал” на стороне красных, а в немецком лагере протестовал против власовского движения. Тюрьма — как могила: всякому место есть"

"Интересной показалась мне группа молодых энтузиастов и поэтов, попавших в лагерь по делу о “площади Маяковского”: Игорь Авдеев, Илья Бокштейн, Владимир Осипов, Владимир Тельников и другие. На митинге у памятника Маяковскому они выступали со стихами и лозунгами против советской власти. Это была, по-моему, первая за многие годы акция в центре Москвы. Много было одиночек, севших за разговоры или стихи. Помню ироничного Валентина Рыскова, харьковского студента Лобова, поэта и переводчика Вадима Козового, питерца Кулябко, собиравшего все издания Александра Грина. Нередко в сушилке барака стихотворцы читали свои старые и новые стихи, обсуждали политические и иные новости"
журнал

журналы

В. Садовников. "Оттепель" в зоне. ("Новый мир", 1996, № 7)
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_1996_07/Content/Publication6_5169/Default.aspx

"Однако тон задавала недавно посаженная интеллигентная молодежь, состоящая преимущественно из бывших московских и питерских студентов. Из этой политизированной молодежи выделялось несколько кружков — примерно от трех до десяти человек подельников, — посаженных в первый период хрущевской оттепели, в 1957 — 1959 годах, слишком наивно и всерьез поверивших в либерализацию коммунизма. Молодежь эта была репрессирована за отстаивание и “пропаганду”, в основном устную, как тогда говорили, различных “ревизионистских” идей. Пробуждение общественного сознания в период оттепели шло, как правило, в леворадикальном и околомарксистском направлении. Прежде всего отталкивались от вопиющего противоречия между заманчивыми теоретическими обещаниями “классиков” и практической их реализацией. Марксистская окраска тогдашнего диссидентства легко объяснима тем, что никакой философии, кроме диамата, тогда практически в обороте не было.

Из наиболее запомнившихся левосоциалистических кружков хотелось бы отметить следующие. Кружок Михаила Михайловича Молоствова, Алексея Гаранина, Евгения Козлова, Николая Солохина (дело 1958 года) был либерально-марксистского направления; питерский кружок Александра Александровича Голикова, Владимира Тельникова, Виктора Трофимова и других (дело 1957 года) придерживался радикально-социалистической ориентации; знаменитый московский кружок комсомольского актива МГУ во главе с Краснопевцевым с довольно многочисленными подельниками — Николай Обушенков, Марат Чешков, Меньшиков и другие (дело 1957 года) — отличался догматической марксистско-ленинской ортодоксией, и “со стороны” было даже трудно понять, в чем же власти смогли усмотреть вменяемый им “ревизионизм” и прочие идеологические уклонения.

Из более мелких групп мне хорошо запомнился “ревизионист” с югославским уклоном, рабочий Владислав Васильевич Ильяков с одним подельником (осуждены были в Курске в 1961 году); выделялся своей марксистской эрудированностью экономист из Архангельска Сергей Пирогов"
журнал

журналы

Валерий Сендеров. Бог и тюрьма. ("Новый мир", 1995, № 11)
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_1995_11/Content/Publication6_5843/Default.aspx

"В Бутырке двое моих сокамерников были шумные, веселые и недалекие ребята. Двое других были потише и посерьезнее. Об одном, Мише, я уже писал. Второй, домушник Леша, собирался переквалифицироваться в валютчики, лежал и учил немецкий. Эти соседи часто спрашивали меня о Боге. Сами они говорили примерно так: “Я в Бога поверить не могу, меня всю жизнь учили, что Его нет. Но в то, что Его нет, я поверить не могу тоже. Больно уж бессмысленно все сразу получается”.

Запомнился еще один разговор — с конвоирами. Из Лефортова в Пермь меня везли через Вятку, и два дня мы со срочниками разговаривали с утра до вечера. Они впервые везли “семидесятую”, и им все было интересно. (Кстати, после этих двух дней конвойным разговаривать со мной всегда запрещали.) Мы говорили о многом, я рассказывал им о России, какой она была до катастрофы. Но они жили уже в другом мире, предмет моего рассказа был для них дальше Новой Зеландии"
журнал

журналы

Нея Зоркая. Шесть високосных месяцев. В диалогах, протоколах, арабесках и заметках
Публикация, предисловие и комментарии Марии Зоркой. ("Новый мир", 2008, № 8)
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2008_08/Content/Publication6_2247/Default.aspx

"Ниже публикуется журнальный вариант документальной повести Неи Зоркой (1924 — 2006), моей матери. Слеповатый текст под заголовком “Шесть високосных месяцев”, напечатанный на желтой от времени бумаге, я обнаружила в ее огромном архиве, тотчас вспомнив все: трофейную машинку “Эрика”, купленную в комиссионке на Арбате и верно прослужившую четверть века после того, как наши умельцы заменили кириллицей готический немецкий шрифт на клавиатуре, и осеннюю дачу “Литгазеты” в Шереметьеве, где в конце 1968 года была написана эта повесть, и сами запечатленные в ней тогдашние события. Прошло ровно сорок лет. Кто жил во времена, последовавшие за недолгой хрущевской “оттепелью”, тот вспомнит их душную атмосферу, с точностью воссозданную на страницах повести. Кто родился позже, тому эти страницы покажутся свидетельством из эпохи вымерших динозавров, — настолько другой стала вся наша жизнь, да и мы сами" (Мария Зоркая)
журнал

журналы

Михаил Ардов. Отблеск серебряного века. [о Дурылине] ("Новый мир", 2008, № 12)
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2008_12/Content/Publication6_2338/Default.aspx

среди прочего Михаил Ардов приводит цитату из записей Сергея Дурылина: "...„Иже во святых отец” Белинский сходствует своим житием с „иже во святых отцами” Герценом, Некрасовым, Панаевым, Дружининым, Тургеневым и др. Во всем, что у них связано с fallos’oм, во всем — есть что-то отвратительное, вывернутое, поганое..."