Андрей (Витальевич) Василевский (avvas) wrote,
Андрей (Витальевич) Василевский
avvas

вот и я напечатался в журнале "Лехаим"

Originally posted by lechaim_journal at ТЕКУЩИЙ НОМЕР. ПОЗА — ОТ ЖИЦКОГО, «КНИЖОНКИ» — ОТ «ЭКСМО»

Беседу ведет Афанасий Мамедов 

На четыре вопроса отвечают: Андрей Василевский, Борис Пастернак, Борис Куприянов, Евгений Попов

Накануне лета наше читательско-издательское сообщество в очередной раз «качнуло». Художник Стас Жицкий заявил в соцсети, что не намерен читать новые романы Улицкой, Рубиной, Пелевина. «Возможно, моя поза, пишет он, по нынешним циничным временам выглядит нелепо, но я физически не могу наслаждаться литературами разной степени прекрасности, зная, что под той же издательской маркой выходят и другие книжонки». По Жицкому, «книжонки» это профашистский и антисемитский набор, пропагандирующий массовое насилие над людьми. Хотя почему только по Жицкому? Разве Рейнхард Гейдрих ходит в друзьях у евреев, а у фашизма обнаружили оборотную сторону?! Почему же «топовые писатели», соседствующие с серией «Сталинист», столь вяло отреагировали на горячку «читательской единицы», переросшую в возмущенное коллективное письмо издательству «Эксмо»?

ЛОЖНАЯ ПОВЕСТКА ДНЯ

Андрей Василевский

Поэт, литературный критик, главный редактор журнала «Новый мир»

Афанасий Мамедов Как вы думаете, одиозные книги издательств «Эксмо» и «Яуза» в какой-то степени помогают изжить «сталинщину»?

Андрей Василевский Сразу скажу, что я сторонник свободных исторических дискуссий, которые, на мой взгляд, не следует переносить в правовое поле, как-то юридически ограничивать. И я весьма критически отношусь к закону о противодействии «экстремизму» и не менее критически к пресловутой 282-й статье. Нынешние же дискуссии по поводу книжного ассортимента издательства «Эксмо» представляются мне надуманными, искусственными. «Как есть перенос и компенсация: есть куча проблем вполне интеллектуального характера, но они не будут затронуты, а сопутствующие чувства будут отыграны на специальной площадке... пишет Андрей Левкин на сайте OPENSPACE. Так что Сталин в этой истории просто кукла специального назначения, в обращении с которой физлицо уточняет свою идентичность. Ну, на свете происходит черт знает сколько всего разного, причем уже совершенно незапихиваемого в четкие области добра или зла. А презумпция обязательности такой оценки существует». Думаю, что борьба со «сталинизмом» в 2011 (!) году это ложная повестка дня. Хотя не буду отрицать, спорить о сталинизме (реальном и мифическом) психологически и интеллектуально комфортнее, чем о проблемах настоящего и будущего.

АМ Вы исследуете текущий литературный процесс и наверняка помните недавнюю историю с учебником Вдовина и Барсенкова. И вот теперь новый книжный скандал практически на ту же тему, только в главных фигурантах на сей раз одно из крупнейших издательств страны. Не задаетесь вопросом: а может, наверху нужна эта черносотенская, профашистская литература?

АВ История с тем учебным пособием (не учебником, тут есть нюанс) не имеет ничего общего с нынешней дискуссией. Там было другое. А сейчас и никакого «скандала» нет. И «сталинизм» не всегда понятно что. Как не устает объяснять профессор МГИМО Валерий Соловей: «Те, кто называет Сталина великим государственным деятелем, самой популярной исторической фигурой, вовсе не разделяют его методов управления. Они не хотят повторения репрессий, жестокости и той малоприятной жизни, которую советское общество вело в 1930-х годах. Для них одобрение Сталина это символический и культурный протест против либерализма, но вовсе не приверженность сталинским практикам». Ну а быть либералом невозможно вменить в обязанность. И хорошо, что невозможно.

АМ Книгу «Берия лучший менеджер ХХ века» переиздавали за три года восемь раз. Наверное, можно сказать: какой народ такие и книги?

АВ У меня нет инсайдерской информации, я не знаю, насколько выгодно издавать такого рода литературу. Ну уж не убыточно. Тем более, если я верно понимаю, в конкурентной борьбе бывает важно застолбить за собой какие-то участки, покрыть тематическое поле. Наши книжные бизнес-гиганты работают на различные, не вполне пересекающиеся или вообще не пересекающиеся группы читателей/покупателей. Одни покупают Улицкую и/или Пелевина, другие серию «Сталинист», третьи что-то третье, четвертые ничего не покупают. При этом и те и другие граждане одной страны, имеющие (по крайней мере, теоретически) равные права. Кстати, человек, покупающий книгу из серии «Сталинист», не обязательно сталинист. Спросят: а зачем покупает? А он не обязан давать отчет. А зачем издают? А покупают.

АМ Считаете ли вы позицию Стаса Жицкого объявить бойкот «Эксмо» экстремальной?

АВ Стас Жицкий безусловно имеет полное право читать или не читать, покупать или не покупать, призывать или не призывать. Ничего экстремального тут нет. Просто позиция Стаса Жицкого никого ни к чему не обязывает. Собственно до всей этой шумихи я ничего не знал о Стасе Жицком. Конечно, это большое упущение. Я сейчас посмотрел в «Снобе», пишут, что он «изваял 19-метровый мужской детородный орган». Интересный человек. Вот прочитал и перечитал эту небольшую запись в его блоге. И вижу, что он ею решает одну простую задачу: позиционировать себя как человека, тонко чувствующего «этические диссонансы», в отличие от Дины Рубиной, Людмилы Улицкой и других топовых авторов издательства и в отличие от многих и многих читателей, покупающих книги «Эксмо». Просто он им/нам всем говорит: а я лучше вас. Ну-ну. А коллективное письмо в издательство там другое. «Разумеется, речь не идет о призыве запретить издание подобных книг», пишут уважаемые люди издателю. Издатель отвечает: да, мы тоже против цензуры. То есть, словами Станислава Львовского, «обе стороны в этой ситуации делают то, что должны делать в нормальном обществе. Бизнес думает исключительно о прибылях. Активисты гражданского общества отстаивают общественное благо, как они его понимают. Писатели пишут. Facebook дает площадку для дискуссий. Граждане на этой площадке дискутируют...». Мы еще живы.

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ НЕ БЫЛО КОНСЕНСУСА

Борис Пастернак

Генеральный директор издательского дома «Время»


АМ
Комментируя ситуацию, директор издательства Олег Новиков отметил, что «считает себя обязанным соответствовать вкусам своих читателей, а не цензурировать их». Вы тоже считаете, что потрафлять/соответствовать вкусам читателей издательская задача?

Борис Пастернак Олег Новиков подменяет понятия. Речь идет вовсе не о «цензурировании» вкусов, а о том, что нельзя сознательно искажать историческую правду ради увеличения продаж. Собственно, и ради всего остального тоже нельзя. А серия «Сталинист» и затеяна, как мне представляется, именно для оправдания преступной власти и преступных методов руководства страной. И никакая это не историческая литература, а самая что ни на есть пропагандистская. И ни о каких вкусах читателей речь при этом не идет просто в головы (желательно пустые) засыпается весь этот токсичный мусор. Вероятно, издательство не боится последствий своей деятельности. А зря. Если бы ему удалось вырастить настоящих сталинистов и помочь привести их к власти, они бы ему мигом рот заткнули. Успокаивает одно: эти книги настолько бездарны, что и пропагандистской задачи, надеюсь, не решат.

АМ Остановить «Эксмо» должны сверху или это дело сугубо корпоративное собрались издатели и порешили?..

БП Мне кажется, останавливать издательство это задача юридическая. Есть состав преступления возбуждайте дело. Если останавливать «сверху», то тоже лучше через суд. Корпоративная солидарность дело хорошее, но я ее что-то не наблюдаю. Вообще, мне близка мысль социолога культуры Даниила Дондурея: наша политическая система не опасается никакой разноголосицы мнений, главное, чтобы не был достигнут консенсус. А он не достигается даже по таким, казалось бы, очевидным поводам.

АМ Активный блогер господин Жицкий полагает: «Не стоит драматизировать судьбы “бедных хороших писателей”. Их, хороших и не таких уж бедных, с руками оторвет любое другое издательство, не издающее просталинских гадостей». Вы готовы оторвать у «Эксмо», к примеру, Рубину с Улицкой?

БП Отрывать точно не готов. Мне в принципе претит кампания, направленная на то, чтобы Улицкая, Рубина и другие уважаемые писатели покинули издательство в знак протеста. Мне кажется, это попытка манипулировать ими. Но я был бы рад, если бы эти писатели смогли изнутри повлиять на издательскую политику, мне кажется, это им по силам.

АМ Создается впечатление, что Жицкий с некоторыми товарищами-блогерами затеяли всю эту историю не только по сути, но и для того, чтобы засветиться: уж слишком рационально выбрана дистанция.

БП Не готов обсуждать скрытые мотивы инициаторов скандала. Мне достаточно мотивов очевидных. Я разделяю возмущение литературой такого рода. Я не понимаю, почему речь идет только об издательстве, почему эти книги спокойно стоят в ярмарочных экспозициях международных выставок, проводимых под эгидой Агентства по печати и массовым коммуникациям России. Сам был свидетелем сцены на Минской ярмарке, где на объединенном стенде российских издательств, по правую руку от министерского офиса, плотным строем стояли мракобесные книжки издательства «Алгоритм». Главный редактор одной из белорусских газет купил там «Основы научного антисемитизма» и подошел ко мне буквально с трясущимися руками: «Это продается под флагом Российской Федерации! Как это понимать?!» Хороший вопрос. И не к «Эксмо».

Падение «ПРАВОЙ» КУЛЬТУРЫ

Борис Куприянов

Издатель, публицист, директор книжного магазина «Фаланстер»

АМ Много ли читателей покупает нацио­налистическую литературу? Хватает ли их для маленького гешефта?

Борис Куприянов Уже в начале 2000-х мы пытались создать дискуссионную площадку, предоставляя место всем книгам, за что нас критиковали даже «левые» друзья. Наше мнение: спорить должны идеи, а не кулаки. Если люди прочтут несколько книг, отражающих разные взгляды, им легче будет принять правильное решение. Есть места, специализирующиеся именно на экстремистской литературе. Но насколько это выгодно? В нашем формате книги продавать вообще не выгодно. Думаю, если у кого-то возникла идея торговать совсем уж националистической, фашистской литературой, он быстро обрастет своей клиентурой. Но такого рода позиция противоречит идее «Фаланстера»: книги должны вызывать диалог. Случается и на наших полках литература, которую можно назвать «правой». Есть и книги Чиано, Юнгера, Шмидта. Карл Шмидт часто цитируется сегодня «левыми» философами, и это несмотря на его активную деятельность: в Третьем рейхе Шмидт был правоведом и преподавателем, как и Хайдеггер. Теперь вот оказался полезным «левым» более, потому что уровень «правой» культуры, мысли в нашей стране чрезвычайно низок. Им такие книги не нужны.

АМ «Эксмо» выходит за рамки издательской политики страны? Гиганты «АСТ» и «Эксмо» можно назвать лицом власти?

БК Не готов сказать, что «Эксмо» и «АСТ» лицо власти. Они, к несчастью, являются лицом нашего общества. Независимых маленьких издательств практически не осталось. А те, что еще держатся, влачат жалкое существование. Распространяют они свои книги плохо, иногда распространения просто нет. И не может быть, потому что нет конечных точек продаж. А у «Эксмо» и «АСТ» они есть, потому что эти издательства сугубо коммерческие предприятия. И поэтому обвинять «Эксмо» в том, что они издают антисемитские книги, бессмысленно. Когда у Новикова спросили, что он думает по поводу серии «Сталинист», он ответил, что не очень в курсе. Думаю, что книги Улицкой, Рубиной, Пелевина для него также далеки, как, впрочем, и книги по засолке огурцов. Если мы относимся к издательскому делу как к бизнесу, никаких моральных претензий у нас к нему быть не может. Но если мы хотим относиться к нему как к культурной миссии, то должны требовать, чтобы государство и общество разделяли нашу позицию. А государство практически умыло руки.

АМ Как вы относитесь к такой форме возмездия, как конфискация тиражей книг, которые дают повод вспомнить 282-ю статью?

БК Любые запретительные меры не делают книгу недоступной, а, наоборот, подогревают к ней интерес. Такая книга, как «Майн кампф», сама по себе, без чей-либо помощи никогда не будет ни манифестом, ни знаменем. Что касается 282-й статьи, то я вообще отношусь к ней с предубеждением. Если человек предлагает одной группе людей «мочить в сортире» другую группу людей, он за это должен быть наказан? Тут дело не в разжигании нацио­нальной розни, а в призыве. Для того чтобы его пресечь, нужно определенное моральное состояние общества. Весь вопрос в образовании и просвещении, чем мы и занимаемся, как многие наши друзья и соратники по малому издательскому бизнесу.

АМ Не есть ли ситуация с «Эксмо» классический «стук» наверх?

БК Надо не власть призывать обратить внимание и принять меры, а общество, которое пока еще не научилось относиться к Сталину сдержанно. Как и наши историки, общество должно учиться этому. Ностальгия по Сталину говорит о том, что сталинизм невозможен: у ситуации нет продолжения. Голосование же за Сталина есть протест против того, что происходит сегодня. И не нужно эмоционально подогревать ситуацию. Для меня, человека русского, православного, принадлежащего отечественной культуре, ситуация с антисемитизмом куда больнее: антисемитизм в России оскорбителен и унизителен для меня. Критика «Эксмо» во многом верна, но так ли следовало критиковать?

ОТКРЫТЫЕ ПИСЬМА

Евгений Попов

Писатель

АМ Вы один из тех деятелей культуры, кто 20 апреля подписал открытое письмо руководству издательства «Эксмо», опубликованное в интернет-газете «Частный корреспондент». «Эксмо» отвергло обвинения, ответив также в открытой форме: «Мы  с уважением относимся к мнению тех, кто инициировал диалог, но считаем, что  цензуре  не  может  быть  оправдания, какими бы благими ни казались ее цели». Но разве дело в цензуре?!.. Времени с той поры прошло немного, и все-таки что изменилось и могло ли измениться, если основные претензии предъявлены лишь издательскому гиганту?

Евгений Попов Я сознательно подписал это письмо, потому что это моя страна, и я не хочу, чтобы в ней опять торжествовали Сталины-Берии-Троцкие-Бухарины и прочая коммунистическая сволочь, не говоря уже о полоумном выродке-антисемите Гитлере. С той поры времени действительно прошло немного, но «Эксмо», между прочим, вполне цивилизованно прореагировало на открытое письмо, объяснив свою позицию и с уважением отнесясь к позиции его авторов, обеспокоенных тем, что солидное издательство неведомо зачем и почему публикует такую некачественную, маргинальную и опасную для слабых умов чушь. Думаю, что наше письмо было полезно и издательству, и обществу. А эскалация скандала нужна лишь тем, кто пиарится на любом скандале.

АМ Прав ли был Владимир Набоков, поначалу не желавший издавать «Лолиту» у какого-то там сына Кагана, на том лишь основании, что в 1933 году Каган-отец в том же издательстве (правда, под другим названием) выпустил «Тропик рака» Генри Миллера? Или это тот самый снобизм во имя снобизма, то самое «Ё моЁ», частенько исповедуемое журналом «Сноб», активным блогером которого является господин Жицкий?

ЕП С одной стороны, не прав, потому что Генри Миллер писатель не хуже Набокова, а «Лолита», в частности, явно слабее «Тропика рака». С другой прав, потому что Генри Миллер чужд ему, равно как и такие разные Борис Пастернак, Эрнест Хемингуэй, Иван Бунин. Это всё вкусы. Набоков, видите ли, считал одной из лучших современных ему книг «12 стульев». Его дело. А про снобизм странно было бы, чтоб его не культивировал журнал, который так себя и называет: «Сноб». Ну а кто этот господин Жицкий, я, к сожалению, не знаю. Поэтому мне не интересно, покупает он книги «Эксмо» или наоборот.

АМ В композиции с участием «топовых писателей» (как современно выразился господин Жицкий), наверное, должна была найти себе место и совершенно иная группа еще более разобщенных и уж совсем отдаленных от читателя людей? Я имею в виду тех чиновников, кто с рвением и страстью рулит сегодня книгоиздатель­ским процессом.

ЕП «Топовые писатели» это из современной блевотной тусовочной терминологии. На таком языке я разговаривать не привык и обучаться этому, «задрав штаны», чтоб бежать за новым хунвэйбинским комсомолом от искусства, не намерен. К тому же нечестно переводить стрелки с тех, «кто рулит сегодня книгоиздательским процессом», на писателей Людмилу Улицкую, Дину Рубину и Виктора Пелевина, как бы я ни относился к сочинениям каждого из них.

АМ Считаете ли вы, что восхваление Гитлера, Сталина, Берии и других «блистательных менеджеров», пусть и исключительно ради денег, девальвирует подлинные ценности серьезной литературы и подрывает устои демократического общества?

ЕП Восхваление этих трех мерзавцев должно наказываться законодательно. И пока у нас не запрещена уголовным кодексом коммунистическая идеология и символика, все это «восхваление» сознательное или по дурости будет процветать. «Эксмо» здесь ни при чем. Издательство существующих законов не нарушает. Законы нужно правильные принимать, а не соблазнять малых мира сего бредом «сильной руки», «вертикали власти» и «суверенной демократии». Подлинные ценности девальвировать невозможно, а подлинно демократического общества у нас до сих пор нет, равно как и устоев его.

Блогер Жицкий хотел придать своему переживанию монументальности, стегнув «Эксмо» белой перчаткой по износившемуся в битве за злато лицу. Однако дуэли не вышло. Весенний воздух, несмотря на усилия сознательных и несознательных граждан, оказался свеж, чист и безошибочно нем: никто ни в кого не пальнул. Просто чуточку поднялась температура. «Лечи подобное подобным»? Но кто из нас скажет, являются ли сегодняшние национал-патриотические тиражи «Эксмо» тем самым осторожным гомеопатическим средством?

 



Tags: avvas, журналы, книги
Subscribe

  • журналы

    Дмитрий Данилов. Серое небо. NY, «Ailuros Publishing», 2017, 68 cтр. Частенько бывает так, что поэт или прозаик долгое время существует в общем…

  • журналы

    Саша Щипин. Бог с нами. М., «Э», 2017, 288 стр., 3000 экз. Первое, чем приятно удивляет этот роман, так это изощренностью письма «начинающего», как…

  • журналы

    "НОВЫЙ МИР", 2018, № 2 - открыты для чтения следующие материалы номера: Сергей Костырко - КНИГИ…

Comments for this post were disabled by the author