Андрей (Витальевич) Василевский (avvas) wrote,
Андрей (Витальевич) Василевский
avvas

читая ленту

Оригинал взят у ankudinovkirill в Новые сборники Юрия Кузнецова: Две утопии.
Евгений Богачков любезно прислал мне два вышедших в этом году сборника Юрия Кузнецова.
1. Юрий Кузнецов. "Стихотворения". Серия "Всемирная библиотеки поэзии". М.: "Эксмо", 2011. С моим предисловием и с комментариями Богачкова.
2. Юрий Кузнецов. "Стихотворения и поэмы. Том 1. 1953-1964". М.: "Литературная Россия", 2011. С подготовкой, предисловием и комментариями Богачкова и с послесловием Огрызко.

Две эти книги рассчитаны на совершенно разную читательскую аудиторию; соответственно их концепции различны (едва ли не противоположны).
Сборник "Эксмо" - для "любителей хорошей поэзии".
Есть такая категория читателей - "любители хорошей поэзии": некто прочитал Баратынского, Тютчева, Анненского, Блока, Пастернака, Арсения Тарковского, Кенжеева, Седакову, Быкова (и т. д.) - а теперь пришёл к Кузнецову (без предварительных предубеждений). Книга должна показать такому читателю, что Кузнецов - ТОЖЕ хороший поэт. Сборник "Эксмо" рассчитан для этой задачи - всем: объёмом, форматом оформлением обложки и суперобложки, отбором текстов, моим предисловием-эссе (оно, конечно, лоскутное - но выполняет цель, ради которой я его писал - в лёгкой форме дать неосведомлённому - но (средне)интеллигентному - читателю общее представление о том, кто есть Кузнецов).
Кстати, по этому сборнику видно, что "Кузнецов семидесятых годов" - поэт замечательный, ничуть не устаревший, совсем не советский и укоренённый в общекультурном контексте, культурно вменяемый (до такой степени, что, пожалуй, способен на диалог с Блоком и Мандельштамом; ни Евтушенко, ни Кушнер в этом смысле и близко не стояли). Сложнее с "Кузнецовым девяностых годов": это уже не замечательный поэт, а хороший поэт (несколько однобокий, со своими заморочками, но у кого их нет?).
Я настороженно отношусь к чересчур широко обобщённым категориям - в том числе, к обобщённой категории "любителей хорошей поэзии". Гладко на бумаге, а в реальности из этой категории надо вычесть, во-первых, "любителей хорошей поэзии", почему-то заранее относящихся к Кузнецову с предубеждением, а, во-вторых, любителей Кузнецова, не являющихся "любителями хорошей поэзии" и любящих Кузнецова не за "поэзию", а за что-то другое (такие будут недовольны и моим предисловием, и, допустим, невключением в сборник "трилогии о Христе").
Сколько в итоге останется искомых "любителей хорошей поэзии"?
Думаю, сколько-то останется.

Что касается тома "Литроссии", то его этим самым "любителям хорошей поэзии" давать в руки нельзя ни в коем разе.
Дело в том, что это - "академическое собрание сочинений", включающее в себя все неопубликованные тексты и черновые варианты. Притом первый том - школьный, университетский и отчасти армейские периоды творчества Кузнецова.
Но Кузнецов был поэтом, который долго, мучительно и трудолюбиво "выписывался в себя".
Примерно на двадцать его ранних текстов один текст очень хорош, но девятнадцать - подростковая чепуха. У взрослого Кузнецова был хороший вкус; он девятнадцать чепуховых стихов не публиковал нигде (хранил в своих тетрадях), а публиковал только одно хорошее стихотворение. Теперь в томе "Литроссии" опубликовано ВСЁ.
Даже мне это было читать непросто - при моей-то любви ко всему, что связано с Ю. К. (и при моей приученности к чтению самопальных виршей).
Скажем так: чётко виден исходный бэкграунд Ю. К. Он - очень советский, очень провинциальный, но ни разу не "почвеннический"; он - шестидесятнический. Есть отдельные подражания Евтушенко и даже Окуджаве. Но их мало. В основном, налицо "революционный романтизм". Оказывается, Ю. К. в отрочестве очень любил Багрицкого и иногда стилизовался под него довольно тонко. Много "советского квази-Киплинга" а ля Луговской-Прокофьев, много характерных анапестических конструкций, впервые пошедших, по-видимому, с пастернаковского "Лейтенанта Шмидта", есть посвящения Джеку Алтаузену и т. д. Права была Глушкова, сказавшая, что генезис поэзии Ю. К. - "советская революционная романтика двадцатых-тридцатых".
Том "Литроссии" предназначен исключительно для специалистов-филологов, для "кузнецововедов".
Не знаю, сколько реальных "любителей хорошей поэзии", но реальных "кузнецововедов", по-моему, ещё меньше.
И притом надо молиться, чтобы Кузнецовым не заинтересовались всерьёз Борис Парамонов или Золотоносов. Для них есть кой-какая пожива...

Тираж у обеих книг одинаков - 3 тыс. экземпляров.

Tags: Кирилл Анкудинов, Юрий Кузнецов, книги, поэзия, читая ленту
Subscribe

  • город

    Москва, Пушкинская площадь, 28 февраля фото © avvas, 2018

  • * * *

    Оригинал взят у hris_01 в На "Соколе" воздвигли Плиту "Примирения" в память погибших в Первую Мировую и Гражданскую…

  • Крым, июль 2015

    фото © avvas, 2015

Comments for this post were disabled by the author