Андрей (Витальевич) Василевский (avvas) wrote,
Андрей (Витальевич) Василевский
avvas

читая ленту

Оригинал взят у wyradhe в Кетополис
Кетополис (для читавших)

Аэродромно-железнодорожное чтение  / вариант замены телевизионных шоу типа "дом-два" или мультсериалов про траснформеров  для тех, кого означенные шоу и мультсериалы не греют. Купил его именно в дорогу к заболевшему родственнику и на деж. при нем (поскольку люблю стимпанк) - дополнительный бонус заключался в том, что по разбросанным там и сям малочисленным деталям можно реконструировать карту города Кетополиса, чем я часа два самого в сон-клонящего времени и занимался. Авторы не скрывают, что текст - чистый словопомол из Серебряных Яйцеглавов (они чуть ли не прямым текстом прописали это в "предисловии"), причем, кажется, такое я вижу впервые - до сих пор наши авторы таких текстов подавали их как литературу. В отечественной традиции "словопомол" как жанр ассоциировался с халтурным качеством - в то время как он, не будучи литературой, может быть сколь угодно низко- и высококачественным, и давать в этой области хорошее качество не легче, чем в любом другом ремесле. Для сравнения: игрушечные солдатики - не искусство скульптуры, но бывают  качественные игрушечные солдатики  и халтурные, и производство качественных - серьезное дело (требующее, в частности, хорошего владения скульптурой как ремеслом).

Кетополис, как мне кажется, может вызывать интерес именно своим жанром. С литературой  и с собственным номинальным содержанием он соотносится так, как компьютерный игровой симулятор танка "Абрамс" - с реальным танковым боем (который является номинальным содержанием компьютерной игры). При этом симулятор можно - как и солдатиков - делать хорошо и плохо.  Но в случаях, когда симулятор - словесный, могут возникать ситуации, которых другие симуляторы не порождают. На белом свете едва ли найдется автор компьютерной игры в танки (пусть даже самый лучшей), который будет верить, что он создал не игровой симулятор танкового боя, а настоящие танковые бои, и едва ли хоть один психически нормальный геймер будет думать, что, играя в эту игру, он вовсе не играет, а ведет настоящий танковый бой на настоящей войне. Между тем авторы и читатели словесных симуляторов нередко впадают в такого рода заблуждение (в "Серебряных Яйцеглавах" как раз выведена ситуация, когда у авторов таких заблуждений нет).   В истории с Кетополисом любопытнее всего то, что достаточно большое количество читателей в самом деле решило, что это перевод с "иностранного", хотя малейшие возможности в это верить исчезают практически сразу. И вот это говорит о новом и на самом деле опасном феномене: появилось достаточное количество людей, которые способны  с удовольствием читать такой текст и следить за развитием кусочков фабулы, но при этом настолько "вне" всего, что в состоянии поверить в переводной его характер. Это примерно так же, как если бы выросло поколение читателей, легко читающих  журнал "Веселые картинки", разбирающих тамошние ребусы и находящих нужные 10 отличий между двумя картинками с белочками, но при этом искренне полагающих, что картинки с белочками - документальные фотографиии или репродукции картин Шишкина (этим я не сравниваю "Кетополис" с "Веселыми картинками", хотя определенными вещами они действительно похожи - см. ниже; я говорю лишь о соотношении) . Я боюсь, что главными потребителями современной публицистики, современных общественных дискуссий и современной "литературы идей" являются читатели именно этого рода.

Как текст "Кетополис" приводит на ум множество образов, которые призваны передавать такое сочетание; 1) вне-литературность, тотальную даже не вторичность, а сто-ричность, взятую сознательно как принцип (причем настолько полно взятую, что авторы не только не ставили себе целью сказать какое-то свое или вообще какое-то живое слово, но даже - и тоже не из лени, а потому что этого не требовалось по задачам, - не старались строить сюжет и не строили его); 2) удовольствие не-литературного характера, получаемое от потребления текста, составленного как некое подобие литературы;  3) качественно подобранные и проведенные приемы, вызывающие это удовольствие.

Примеры. а)  Какие-нибудь портретные компиляции Глазунова, где есть все от Троцкого до Рюрика. Как произведения они не существуют. - Но рассматривать их бывает интересно, и удовольствие от этого получают. - Но, в свою очередь, удовольствие они доставляют лишь постольку, поскольку зритель знает  персонажей и темы этих компиляций и они ему близки и заиграны им и так, без всякого Глазунова. Нельзя даже сказать, что это картины "про кого-то", потому что они даже и не "про кого-то" - они "с кем-то", а не "про кого-то", и ближайшие их родственники, вероятно, кроссворды.  Примерно с теми же чувствами рассматриваешь групповые фотографии одноклассников или групповые шаржи на сослуживцев: сами эти люди так привычны тебе как объекты восприятия, так обкатаны в твоем умственном и эмоциональном мире, что сами отсылки к ним, сплетающиеся в некое панно, вызывают  удовольствие резонанса. б) аналогичное явление: всякие книжки с картинками "про динозавров" или "книга будущих командиров" Митяева (второе издание) с роскошной картинкой, изображающей персидского тяжелого кавалериста в сфероконическом шлеме с высоким острием. Кто часто и много представляет себе динозавров или кто любит картинки с солдатиками, кому они сами по себе интересны - тому картинки эти будут интересны. Si non - non. При этом, чтобы доставлять удовольствие, они должны быть выполнены с определенной степенью умения - персидский кавалерист и композиция с Троцким и Рюриком, исполненные шкодливой рукой Остапа Бендера, никакого удовольствия не дадут.

"Кетополис" похож на все это именно тем, что там нет ни единого слова и ни единого образа, не заимствованных из уже десять раз освоенных и усвоенных игрушек и не отсылающих к соответствующим готовым впечатлениям и ассоциациям, вернее, даже не отсылающих к ним, а просто актуализирующих их в читателе. В этом смысле "Кетополис" очень напоминает и порнографические квази-рассказы (псевдо-сюжет, не имеющий никакого значения, опора на цепочку ключевых слов и образов, знакомых их читателю и берущих его за живое сами по себе - по причинам не литературным; смысл текста - в том, чтобы читатель перебирал эти образы и связанные с ними у него самого впечатления), и диалоги старых друзей по армии: "А помнишь, Петров-то, в оружейке? - Ну да, а ты помнишь, как Сидоров на Хуснутдинова нарвался?" - и обоим друзьям эта игра в бисер, отсылающая к милым им воспоминаниям, доставляет большое удовольствие. Все это - нечто вроде почесывания кошки за ушами в вербальной форме (чесать кошку за ушами тоже можно хорошо и плохо), - чем и ценно.

P.S. Появление книг вроде "Кетополиса" вызывает у меня смешанные чувства. С одной стороны, я стопроцентно приветствую производство хороших солдатиков (на каковых и сам по сей день смотрю с горящими глазами, если это военная миниатюра, изображающая колесничих, монголов или кирасир начала 19 века:)) и хороших произведений жанра "словопомол" - я как раз отношусь к ним очень уважительно. С другой стороны, сожалительно, если кто-то примет солдатиков за произведения искуссттва скульптуры, а словопомол за литературу в точном смысле слова, поскольку тем самым он расстроит свое восприятие явлений окружающего мира. Но виноваты в этом будут не авторы солдатиков и романов - если только они сами не выдают компьютерную игру за настоящий танковый бой. В случае с "Кетополисом" такого намерения у авторов, насколько я понял, не возникает.
Tags: книги, фантастика, читая ленту, чтение
Subscribe

  • премии

    Литературная премия Александра Солженицына в год 100-летия писателя (решением жюри от 31 января 2018 года) присуждена двум…

  • * * *

    Оригинал взят у paslen в Ретроспектива Гелия Коржева в Третьяковке на Крымском валу Тут две темы, переходящие друг в друга – выставка…

  • разное

    Павел Спиваковский: Иллюзии «Медного всадника» О том, как Пушкин предвосхитил открытия ХХ века, касающиеся темы общей для всех реальности…

Comments for this post were disabled by the author