Андрей (Витальевич) Василевский (avvas) wrote,
Андрей (Витальевич) Василевский
avvas

Categories:

* * *

Оригинал взят у ivanchenko_val в Мария Галина. Автохтоны
Саркастический (и романтический) детектив о приезжем, расследующем историческую загадку в странном городе.
Наше время. В старинном восточноевропейском городе (был под Польшей, затем под Советами) появляется мужчина без имени. Представляясь то журналистом, то искусствоведом из Питера, получившим канадский грант, он выясняет обстоятельства и судьбы участников некоего любительского спектакля, единожды поставленного в городе в двадцать втором году. Попутно ему приходится знакомиться с местными жителями (автохтонами), и все они, кто больше, кто меньше, пудрят ему мозги. Город полон легенд, которые готов рассказать каждый встречный, причём приезжему то и дело подсовывают этих легенд подтверждения, так что очень скоро ему повсюду начинают мерещиться мифологические персонажи. Есть тут и оборотни, косящие под байкеров, и бессмертные вампиры, и духи стихий, и все они норовят вступить с ним в самые близкие отношения. В кафе, где он обедает, вечный жид ежедневно играет с големом в шахматы, а хостел, где он ночует, регулярно поджигает одичавшая саламандра. Это не считая тайных, но общеизвестных масонов и готовящихся к грядущему восстанию партизан-в-буквальном-смысле-подпольщиков. Приезжий спокойно относится к странностям, поскольку границ рационально объяснимого они не переходят. К тому же он понимает, что тут действует целая индустрия мистификаций, рассчитанная на туристов, да и натуральных фриков хватает, ведь за ним ведут слежку банда меломанов, охотящаяся за партитурой «музыки сфер», и шайка контактёров, убеждённая, что он посланник иного разума. Но сильф, живущий с буфетчицей из кафе, действительно читает мысли, а в хрустальном шаре у контактёров на самом деле видны иноземные существа. Да и с самим приезжим что-то не ладно: он бродит во сне, просыпается исцарапанным, в мокрых носках, а в городском сквере находят под утро неопознанный труп. И вот он всё-таки проникается, начинает верить, что тот старинный спектакль был не просто спектакль и его участники... умолчим. Мы же, читатели, постепенно (окончательно – лишь к финалу) догадываемся, что основная детективная интригах кроется не в городских тайнах и не в покрытом кучей мистических версий событии двадцатых годов, а в происхождении самого расследователя.
Надо сказать, что написано всё без лишнего юмора, почти серьёзно, иногда даже с горечью. И написано весьма хорошо, если закрыть глаза на любовь автора к диким метафорам, на невозможные диалоги и театральные монологи (и вообще театральщину), на интернет-мемы и поминание Проппа. За вычетом вкусовщины, это чрезвычайно комфортное чтение, не просто бережное к читателю, но даже где-то услужливое. И увлекательное, хотя автор намеренно интригует и путает, разбивая повествование лакунами, как штакетник.
Проблема в тотальной сконструированности – в романе не так много живого. Он выстроен умно и тонко, с хитрыми ловушками и трамплинами, однако пробирает довольно редко, да и то преимущественно в отступлениях (ну и в финале). Несмотря на видимую серьёзность автора, к его повествованию невозможно относиться серьёзно. Почти все персонажи говорят одним языком и говорят ровно то, что хочет услышать главный герой. Создаётся впечатление, что вся история разворачивается в одной голове, представляя собой всего лишь кому-то приснившийся сон. Или сон, вкраплённый в реальность (и отличить одно от другого непросто, да и, в общем-то, незачем). Герой сам иногда понимает, что спит («Вот как это получается, что всё время одно и то же?»). Да и конструкция, если придраться, довольно-таки кривоватая. Всю дорогу нас развлекают одним, а в конце выходит совсем не то, что было обещано. Такое впечатление, что ударная развязка придумана позже, чем основные действия, и свести концы с концами стоило титанических усилий.
Считать ли «Автохтонов» фантастикой? Ведь истинно фантастического в сюжете не так уж много, почти и нет ничего (если удовлетвориться рациональными объяснениями всех преподнесённых нам странных событий), роман скорее о «мифологическом сознании» (чтобы мы не ошиблись, это словосочетание вынесено на обложку). Наверное, да, считать. Фантастика в исконной сути своей – истории о вторжении чуда в обыденность, а всё романное действие вокруг таких вторжений и крутится, так что мы действительно имеем дело с настоящей жанровой беллетристикой, по праву вышедшей в издательской серии «жанры». (Хотя чистой беллетристики у Галиной, в отличие от Акунина, не бывает, всегда "беллетристика плюс".) Но фантастика здесь какая-то диалектическая, построенная на отрицании отрицания.
Трудно счесть «Автохтонов» большой удачей. «Медведки» у Галиной казались более ёмкими для вложения собственных читательских смыслов, а смыслы, вложенные автором (например, что-то там про тирана), не то что не считываются, но не вызывают особого интереса. «Автохтоны» интересно читать, и по прочтении понимаешь, что это – хорошая книга. Но спустя некоторое время впечатление выветривается, и оказывается, что тебе нечего утащить в норку, кроме восхищения идеально амбивалентной историей, которую можно повернуть и этак, и так. Возможность любоваться авторской техникой – лучшее, что даёт нам роман (помимо малоценного вывода, что все врут и правды нам не добиться).



------------------

МАРИЯ ГАЛИНА. Автохтоны
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2015_3/Content/Publication6_1351/Default.aspx
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2015_4/Content/Publication6_1375/Default.aspx
Tags: Мария Галина, книги, писатели
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author