Андрей (Витальевич) Василевский (avvas) wrote,
Андрей (Витальевич) Василевский
avvas

"Новый мир" 2017

Инга Видугирите. Географическое воображение: Гоголь. Вильнюс, Vilniaus universitetas, 2015, 296 стр.

Гоголь мечтал стать профессором географии, география для него была наукой, как ключ открывавшей все прочие науки. Он был совершенно как новый Адам, который открыл для себя всю землю и сразу, по райской любви к созерцательным размышлениям, начал сочинять географию. Смеем предположить, что географическая карта вдохновляла многие решения Гоголя, включая благочестивую проповедь «Выбранных мест...»: ему хотелось видеть карту отношений между сословиями завершенной и понятной, и он писал «Выбранные места...», чтобы окончательно завершить свой образ писателя перед завершенной картой.
Но и фантазии Петербурга, и мир «Мертвых душ» — это тоже варианты карт: только карта Петербурга заведомо нуждается в исправлениях, в ней перепутаны даже надписи, вроде «титулярный советник» и «майор», и потому невозможно пройти правильным маршрутом, и носы и шинели оказываются присвоены прямыми проспектами — по сути, мир Петербурга Гоголя — инобытие разбойничьих больших дорог: разбойники грабят всех, кто проезжает, а здесь мы уже оказываемся ограблены, только вышли на проспект. А карта России «Мертвых душ» — это схема, а не карта: мы знаем, что за одним населенным пунктом точно будет другой, но ни масштабирования, ни расстояний на этой схеме нет. Мы мчимся по «Мертвым душам» как в тоннеле метро, глядя на схему метро, и думаем, насколько не завершено наше движение, даже если ему поставлена точная цель в виде конечной точки путешествия.
И. Видугирите доказывает, что воображением Гоголя владели две концепции географического пространства: магическая география обобщений, когда от простого глобуса, от предельно обобщенного и схематизированного мира, мы переходим к частностям быта, и география пейзажей, в которой природа соревнуется с искусством и всякое наше знание о растениях или о народах земли оказывается лишь частью этого большого соревнования, этого попадания в панораму. Хотя обе концепции обоснованы в европейской культуре, соответственно научной эпистемой собирательства и зарисовками путешественников, у Гоголя они предельно упростились и достигли исполинского размаха. Первая география внушает чувство всевластия, вторая напоминает о смерти. Рим Гоголя и оказывается такой возможностью ходить среди напоминаний о смерти, чтобы включить в это соревнование саму стоящую за текстом «Мертвых душ» природу России, чтобы Россия показала, что она не слабее других стран.
Лес, степь, поле битвы, простор — все это, показывает автор, не просто образы могущества или размаха, но образы узнавания своей души: душа понимает вдруг, что ей надо сразиться за свою честь, или ощутить как родной Юг, а не Север, или пробудиться для большой задачи описания всего происходящего вокруг. Гоголь-душеведец мог обходиться простыми ландшафтными образами, но они оказались не менее убедительными, чем ступени «Лествицы» или иные образы аскетического душеведчества. Пожалуй, после «Мастерства Гоголя» Андрея Белого не появлялось книги, столь красочно описывающей не только наши недоумения перед Гоголем, но и недоумения самого Гоголя.

КНИЖНАЯ ПОЛКА АЛЕКСАНДРА МАРКОВА
http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2017_10/Content/Publication6_6751/Default.aspx
Tags: "Новый мир", журналы, критика, рецензии
Subscribe

  • журналы

    "НОВЫЙ МИР", 2021, № 3 - открыты для чтения следующие материалы: Дмитрий Бавильский - ТЕПЛОЕ ВРЕМЯ КОДА. Создание, развитие и разрушение…

  • журналы

    "НОВЫЙ МИР", 2021, № 3 - открыты для чтения следующие материалы: Кей Райан - ОБРАТНОЕ ЧУДО. Стихи Перевод с английского и предисловие Григория…

  • журналы

    "НОВЫЙ МИР", 2021, № 3 - открыты для чтения следующие материалы: Татьяна Вольтская - И СМЕЁТСЯ ВЕТЕР. Стихи…

Comments for this post were disabled by the author